Сосуд     

                  (чаша, тарелка, бочка, ковчег, корзина) - в мифах и ритуалах всех народов связан с Началом. Сосуд=женское лоно. В древнейших мифах Пандора предстает не злой губительницей человеческого рода (как у Гесиода), но прародительницей всех людей, а ее "ящик"=сосуд - есть источник всех благ (ср. рог изобилия). Все, что связано с началом, в равной степени относится и к жизни, и к смерти (время было не линейным, как сейчас, поэтому  смерть понималась как "другая жизнь" и не имела однозначного негативного смысла): в сосудах хоронили. Надпись на кувшине из этрусского захоронения относится ко всей могиле: "Кто разрушит эту могилу...да умрет".

 

 

                     

 

 

      На фото справа одна из знаменитых женских фигурок (собрание Эрмитажа) - "Венера" древности. Это особая красота - безликая, сакральная и одновременно функциональная красота Женщины-сосуда. Она беременна, ее груди полны молока. Она полна Жизни, есть сама Жизнь и потому красива. Но одновременно она, по выражению Бахтина, "беременная смерть, рождающая смерть" 1

 

      Начало жизни есть и начало смерти. Открывший источник знания, открывает и источник зла. В мифе о Пандоре в ее сосуде (в самой Пандоре) соединены оба начала. В мифах многих народов встречаются братья-первопредки, участвующие в делах творения неодинаковым образом: один создает все положительное, другой все отрицательное (в т.ч. он и виновник смерти).

 

      В "Илиаде" (XXIV,527) говорится о двух великих урнах, находящихся в Земле перед порогом Зевса. Они полны даров: "счастливых одна, несчастливых другая". Зевс определяет судьбы смертных, смешивая эти дары.

 

 

                    

 

 

     Для греков сосуды - живые существа, как правило, женского рода. Ср: изображение глаз"женской" (миндалевидной) формы и надписи на сосудах, в которых сосуд говорит от своего лица.Поэтому не удивительно, что сосуд часто имел имя (не название, а собственное имя).

 

        Сарапис, бог плодородия, подземного царства, моря и здоровья, - изображался в виде человека с мерой зерна на голове. Сарапис - бог плодородия, собственно - источник плодородия, поэтому мера зерна (сосуд) на голове бога и сам бог неразрывно связаны.

 

        Имя  Сарапис   (Осирис-Апис)  и  культ  этого  бога  появились  в эллинистический период в результате слияния культа египетского бога Осириса с культом священного быка Аписа, и со временем почитание Сараписа распространилось по всему средиземному миру. Для нашей темы интересен миф, связанный с Осирисом. Злой бог пустыни, младший брат Осириса - Сет, желавший править вместо него, придумал способ погубить Осириса. Во время пира Сет велел внести роскошно украшенный ящик (очевидно, саркофаг) и заявил, что он будет подарен тому, кому придется впору. Когда очередь дошла до Осириса и он лег на дно ящика (сделанного специально по его мерке), заговорщики захлопнули крышку, залили ее свинцом и бросили ящик в воды Нила. Верная супруга Осириса - Исида нашла тело мужа, она извлекла чудесным образом скрытую в нем жизненную силу и зачала от мертвого Осириса сына.

 

               

 

      Связь Осириса с природой сохранялась на протяжении всей истории Египта. Считалось, что, подобно всему растительному миру, Осирис ежегодно умирает и возрождается к новой жизни, жизненная сила всегда в нем сохраняется, даже в мертвом.

 

        Саркофаг ( греч. σαρκοφάγος "пожирающий мясо") присутствовал на пиру и в реальной жизни египтян: саркофаги выставляли у стен зала, где собирались пирующие - своего рода иероглифический извод латинской формулы memento mori, "помни о смерти".

 

       Саркофаг Осириса можно сопоставить с разного рода сосудами, в которых младенцы - будущие цари, пророки, полководцы, отданные на волю водной стихии, доказывали свое божественное происхождение. Это хорошо известный мотив смерти, чреватый новой жизнью. У славян  в гробу часто хранили зерно и, если в доме никто не умирал, это зерно брали на посев. Считалось, что если оставить заранее сколоченный гроб пустым, не насыпав в него жита, он "притянет" к себе мертвеца ( Гроб ).

 

 

                      

 

 

      Если мы вспомним о погребальной ладье , то саркофаг Осириса в водах Нила также не должен вызвать большого удивления.

 

    Овидий пишет о колыбели, спущенной на воду с младенцами Ромулом и Ремом: quantum fati parva tabellae vehit! какая (великая) судьба на маленькой дощечке!  Tabella - деревянная колыбель. Одно из многих значений лат. tabula (cм. Tabula rasa ) - "дощечка для письма". Возможно, Овидий говорил о великой судьбе, записанной на "маленькой дощечке".

 

        Наиболее распространенное объяснение этимологии имени Моисей (евр. mōšeh) исходит из различных грамматических форм евр. глагола mašah, "вытаскиваю" (когда фараон приказал топить в Ниле всех еврейских новорожденных мальчиков, мать Моисея кладет дитя в засмоленную корзину и ставит ее в заросли тростника на берегу Нила. Дочь фараона приходит на реку купаться, видит красивого ребенка и велит отдать его кормилице, которой оказывается мать Моисея (Исх. 2, 9)

 

 

             

 

 

        Дж.Фрезер, рассматривая многочисленные примеры знаменитых младенцев, известных по мифам и истории и разделивших судьбу Моисея, Ромула и Рема, Зевса, Саргона - первого царя Вавилонии, "великого стрелка Карны", известного по Махабхарате, - говорит не только  о  проверке  божественного  происхождения  младенца,  но  и  о существовавшем у некоторых народов испытания  водой на  законнорожденность. Так, кельты, по преданию, предоставляли Рейну решать вопрос о законности своего потомства: они бросали в воду детей, законнорожденность которых вызывала сомнения 2.

 

          Историю Потопа как проявление суда Божьего, строительство Ноем ковчега, спасение благодаря этому судну-сосуду "каждой твари по паре" и следующий за этими событиями завет Бога с Ноем, - предваряют такие слова: "В то время были на земле исполины, особенно же с того времени, как сыны Божии стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им. Это сильные, издревле славные люди" (Быт. 6, 4).

 

                                                           

             

 

  Многочисленные древние сосуды, изготовленные в форме животных, рыб и птиц, хранят память о временах, когда люди состояли в родстве с животными-тотемами. Тотем почитался не только как первопредок, основатель того или иного рода, с тотемом связывалось происхождение жизни как таковой, всех ее ценностей, изобилия,  плодородия,  законов  и  ритуалов.  Поэтому  сосуд в форме животного-тотема  воспринимался  как универсальный символ "рога изобилия", из которого должны фонтанировать (буквально) или излучаться энергия, богатство, сама жизнь. Сосуд-тотем в древнейших ритуалах почитался как беременная самка, вынашивающая плод в течение года; год при этом мог исчисляться по времени беременности того животного, которое почиталось священным; если тотемом была рыба, птица или насекомое (ср. греч. мифы о племени мирмидонян (μύρμηκεζ - "муравьи")), то время "беременности" растягивалось и соответствовало не биологическим, но мифологическим часам.

Вмещая в себя весь мир, сосуд содержит среди прочих  благ и высшее знание. В  греческой  и  римской традициях Рог изобилия - атрибут Судьбы В Псалмах чаша с "долей" и "жребием" -  в  руках  Господа (Ps.10,6;15,5). Страбон (ХVI,2,39) среди прорицателей народов ойкумены прошлого и своего времени у персов называет λεκανόμαντις, т.е. гадателей на сосудах.

      На греко-этрусской бронзовой цисте (Рим, Музей виллы Джулия) возле омфала сидит Аполлон, в его левой руке - лавровая ветвь, в правой - чаша (рис. 1); на "зеркале" краснофигурного килика (Берлин, Гос.музей) Эней вопрошает Фемиду, богиня восседает на треножнике и смотрит в чашу которую держит в левой руке (рис. 2). 

                         

                            Рис. 1                                                         Рис. 2

 

    Одно из наиболее знаменитых и часто интерпретируемых изображений Силена в контексте дионисийских мистерий находится в так называемой Вилле мистерий (Villa dei Misteri) в Помпеях.  Здесь Силен предстает сначала как воспитатель Диониса, а затем как центральная фигура в обряде дионисийской инициации.  Силен изображен на ней с чашей в руках. Он протягивает чашу, и в нее в изумлении всматривается молодой сатир. Другой молодой сатир за его спиной держит маску Силена - т. е. лицо Силена как бы удвоено маской, помещенной прямо над его головой. В описанной сцене чаша служит выгнутым зеркалом. Молодой сатир смотрится в это зеркало, но вместо своего лица видит маску Силена. Анализу этой сцены посвящена обширная литература. Михаил Ростовцев прочитывал эту фреску как изображение "леканомантейи" , гадания по чаше с водой. Ростовцев описывает и другую аналогичную сцену с Силеном в так называемом "Homeric House", также идентифицируя ее как сцену гадания, а не инициации ( M. I. Rostovzeff. Mystic Italy. New York, 1927. Н. Holt. 66-68). В. Маккиоро видея в самом факте подмены лица юноши маской Силена нечто сходное с кристалломантией: "Он видит в зеркале ряд лиц, порождаемых маской и жизнью Диониса" и явление этих лиц как бы пророчит юноше его будущую судьбу 4.
     

      В древнейших представлениях мир (земля+небо) имеет вид сосуда с плоским дном и выпуклым верхом; при этом верх=небо закрывает дно=землю как крыша дом или крышка    сосуд.    По    описаниям    известно созданное для Теодульфа из Орлеана серебряное круглое блюдо, на котором изображена карта мира. Средневековые карты мира - уникальные памятники культуры, к сожалению, известные лишь специалистам Первые дошедшие до нас изображения средневековых карт мира ( VIII в.) напоминают мандалу. 

                       

    Одной из самых ценных реликвий Габсбургского дома всегда пребывала похищенная крестоносцами при завоевании Константинополя большая агатовая чаша IV в., в каменных жилах которой находили запечатленное имя Христова (в силу чего ее даже считали Чашей Грааля).

 

 

                

 

 

      В китайском памятнике "Люйши чуньцю" (III в. до н.э.) при всей терпимости авторов к бытующим в обществе взглядам, заметно негативное отношение к гадателям и целителям. Главное для здоровья - сохранение душевного равновесия, которое зависит от совпадения "биений" его собственного центра - сердца- с "биением" сердца дао-демиурга. При этом согласно существующим в то время религиозным интерпретациям "центр-сердце" мира помещался в области созвездия Большой Медведицы (кит. доу - букв. "ковш-мера", совр. "мера для сыпучих тел"). В алхимии фигура созвездия символизирует центр тела. Доу занимает центральное место в ритуале даосской религии 5.(Отметим, что сосуд  использовался в магической, ритуальной практике, как вещь, непосредственно связанная с Началом, воплощающая Начало=Центр)

       

        В романе Томаса Манна "Волшебная гора", в главе "О крестильной купели и о дедушке в двояком образе", дедушка показывает Гансу Касторпу серебряные чашу и тарелку, семейные реликвии, которые использовали во время крещения. Цифры на внутренней стороне тарелки - "1650" - говорили о ее древности."А на ее обратной стороне были выведены пунктиром и разнообразными шрифтами имена всех тех, кто, в ходе времени, являлись владельцами этой тарелки. Их было уже семь, - возле каждого стояла дата получения ее по наследству, и старик в широком галстуке указывал пальцем с перстнем на всех по очереди. Мальчик видел здесь имя отца, деда и прадеда, а затем частица "пра" в устах старика удваивалась и учетверялась; мальчуган слушал, склонив голову набок, взор его становился задумчивым или бездумно-мечтательным, как бы уходил вглубь, а губы принимали какое-то благоговейно-дремлющее выражение, и это пра-пра-пра-пра - этот загадочный звук могилы и засыпанного времени, выражавший вместе с тем благочестиво сбереженную связь между настоящим, между собственной жизнью мальчика и тем, что было давно-давно, действовал на него особым образом... и в душе мальчика возникало уже не раз изведанное им ощущение какой-то дремотной и мечтательной жути, чего-то, что проходит и все же стоит на месте, что в своих изменениях пребывает неизменным, исчезает и возвращается, оставаясь головокружительно единым. Это чувство появлялось у него и раньше, его прикосновения он ждал и жаждал; отчасти ради него мальчику и хотелось, чтобы ему все вновь и вновь показывали эту неподвижно стоящую на месте и все-таки странствующую реликвию семьи".

 

 

 

                                                              ССЫЛКИ

 

1. Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. М., 1990, с. 33.

2. Фрэзер Д. Д. Фольклор в Ветхом Завете. М., 1985, с. 291-297.

3. Изображения сосудов американских индейцев на сайте:  "Всё о Мезоамерике: древние цивилизации, культура, мифы, города" http://mesoamerica.narod.ru/index.html     

4. Цит. по: Ямпольский М. Демон и Лабиринт. М., 1996

5. Ткаченко Г.А. Космос, музыка, ритуал. Миф и эстетика в "Люйши Чуньцю". М,. 1990.

 

 

 

 




Тормозные колодки в ярославле
Форумы газеты. Устав, комитеты, правление и др.
yar-protochka.ru

Содержание | Авторам | Наши авторы | Публикации | Библиотека | Ссылки | Галерея | Контакты | Музыка | Форум | Хостинг

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

© Александр Бокшицкий, 2002-2006
Дизайн сайта: Бокшицкий Владимир