На следующих страницах:

И. Протопопова. О сновидениях в античной Греции

В. Подорога. Кодекс сновидца

Л. Гоц. Рынок сновидений в культуре постмодерна


 

И.А. Бескова
 

Логика влияния на жизнь человека из реальности сновидений
 

Русская антропологическая школа. Труды. Вып. 5. РГГУ. - М., 2008, с. 220-238
 

 

Во многих традиционных культурах сновидение считается языком души, ее выражением. Современные антропологи исследовали и задокументировали многообразные способы использования снов разными народностями в их повседневной реальности. Можно сказать, что общим здесь является бережное и уважительное отношение к сновидениям, придание им особой значимости, поскольку представители традиционных культур обычно верят в то, что из реальности сна (в случае грамотного выбора способа действия) можно обеспечить условия для благоприятного развития событий в «дневной» жизни. Так, американские индейцы рассматривают сновидения как важный ресурс поддержания благополучия племени. Вся культура австралийских аборигенов основана на снах. В них они получают послания божеств и «инструкции», которые применяются в практической деятельности. Африканские зулусы рассматривают сновидения как послания предков.

Индейцы племени наскапи, проживающие в лесах Лабрадорского полуострова в Канаде, полагаются на сновидения как на руководство к действию в различных жизненных ситуациях. Наскапи - охотники, живущие изолированными семейными группами, разделенными лесами и бо-
220

лотами. Они не имеют общей племенной религии, племенных обычаев и культов, поэтому им приходится внимательно прислушиваться к своему внутреннему голосу, интуиции и знаниям, привносимым в их жизнь снами. Наскапи верят, что «великий человек» может в сновидении дать им совет или подсказать верное решение, как общаться с внешним миром, с природой, как поступить в той или иной жизненной ситуации. Они пользуются сновидениями даже с целью предсказания погоды и обеспечения удачи на охоте, от которой напрямую зависит существование семьи.

Американские индейцы также придают снам огромное значение. Для них они - универсальный инструмент, с помощью которого можно предсказывать будущее, разрешать проблемы психологического и сексуального толка, исцелять больных.

У каждого племени испокон веков существовала особая техника работы со сновидениями. Например, у народностей племени ирокезов (мохавк, онейда, онондага, кайуга, сенека и гурон) имелся обычай каждый год после первого снегопада собираться вместе для совершения особого ритуала единения: участники встречи с помощью масок должны были представить свои сны. Иногда вместе с маской надевался костюм, иногда же участники выступали обнаженными. Такой ежегодный фестиваль бродячих театров сновидений назывался «Онохаройа» и позволял сыграть множество Ондиннонков. Молодые мужчины, участники ритуального театра сновидений, путешествовали из селения в селение, чтобы представить свои сны 2.

Сновидцы народности мохавк, вдохновленные образами снов, сочиняли стихи и придумывали загадки. Потом они представляли их на суд остальных членов племени. Если кто-то разгадывал эти загадки, то получал подарки.

Индейцы-сенека также относились к сновидениям с огромным вниманием. Каждый сон необходимо было реализовать символически или буквально. Если учитывать компенсаторную функцию сновидений, нетрудно понять, почему французским миссионерам Ордена Иезуитов стоило огромных усилий обратить их в христианскую веру.
---------------------------
2 Линн Д. Полные пригоршни снов. Киев: София, 2000. С. 52.

221

Общей для всех индейских племен является концепция существования хранителя или проводника, с которым человек может связаться как днем, так и в сновидении. Для американских индейцев проводник - это реальность. Союзники и друзья из их сновидений для них так же реальны, как обычные люди вокруг. Для того чтобы обрести проводника сновидений, увидеть особый сон или услышать песнь сновидения, индейцы использовали специальные практики: подолгу постились, иной раз уходили в горы 3.

Особого внимания заслуживает техника работы со сновидениями, практикуемая этнической группой, проживающей в горных джунглях Малайзии, - племенем сеноев. Их численность не превышает 12 тысяч человек.

Сенои воспринимают сновидения как науку, которой с детства обучают своих детей. Каждое утро отец вместе со старшими сыновьями анализирует сны всех своих детей. Он учит их, как правильно использовать толкование сна, инструктирует, каким образом поступить в следующий раз в ситуации, вызвавшей затруднение в данном конкретном случае. Например, если ребенку снится падение со скалы и он в ужасе просыпается, родители могут сказать, что это был очень важный, очень ценный сон, которого не нужно бояться. Это духи земли приглашали его к себе. И ничего страшного не произошло бы. В следующий раз, когда приснится что-то подобное, ребенок должен, не пугаясь, мягко спланировать на землю, встретиться с обитателями той территории, на которую он опустился, постараться как можно больше узнать о месте, где побывал; если удастся, получить дары и принести их своему племени. Это поможет всему племени добиться процветания и успехов в их повседневной жизни.

Если же, к примеру, человек сообщает, что видел себя плывущим по реке и нашедшим ценную добычу, его инструктируют, куда именно он должен плыть во сне будущей ночью, чтобы добыть что-нибудь ценное для племени; или же подсказывают, что он должен поделиться будущей ночью своей добычей с соплеменниками.

Важным является тот факт, что, обсуждая совместно с другими свои сны, дети чувствуют себя социальными партнерами взрослых. Они ощущают, что приняты сообществом. Возможность передать свои переживания другим поддерживает детей, поскольку они весьма зависимы от того, как принимает их сообщество, а также от одобрения и критики взрослых.
------------
3 Там же. С. 53.
222

Возможно (по крайней мере, в настоящее время именно такого мнения придерживаются исследователи), миролюбие, доброжелательность и психическая устойчивость сеноев обусловливается именно практикой внимательного анализа, истолкования и совместного обсуждения сновидений всеми членами племени.

Первым, кто представил миру информацию о малайзийском племени сеноев и их особой сновидческой технике, был американский антрополог Килтон Стюарт. Он услышал о них в 1934 году, когда оказался в Малайзии. В 1951 году он опубликовал статью «Теория сновидений в Малайе» и в 1954 году - книгу «Пигмеи и гиганты сновидений»4.

В то время эти публикации остались практически незамеченными. Однако позднее с материалами ознакомилась Патриция Гарфилд, известный исследователь сновидений. Она очень заинтересовалась представленными в них практиками и даже предприняла путешествие в Малайзию, где познакомилась с представителями туземного племени сеноев, а также попыталась задать им вопросы и получить на них ответы. Она говорила по-английски с двумя туземцами, проходившими лечение в госпитале недалеко от города. Переводил ее вопросы врач-малайец. Он же переводил ответы туземцев на английский. Конечно, при таком общении возможны искажения. Тем не менее у Патриции Гарфилд сложилось впечатление, что Стюарт был не совсем точен в изложении принципов сенойской техники. Впоследствии она опубликовала книгу «Творческое сновидение», вызвавшую огромный читательский интерес и целую лавину исследований сенойской техники.

Другие авторы также обращали внимание на неточности трудов Стюарта. В частности, это касалось вопросов обучения детей сновидческим техникам и требования даров от побежденных персонажей сновидений. Однако, несмотря на возможные несоответствия и неточности в деталях, в целом изложенный сначала Стюартом, а затем Гарфилд 5 «кодекс сновидца» племени сеноев может быть представлен как базирующийся на трех основных принципах:
------------------------
4 Kilton Stewart. Dream theory in Malaya. New York, 1951; Pygmies and dream giganties. New York, 1954. Статья перепечатана в издании: Altered states of consciousness. New York, 1972.
5 Гарфилд П. Путь к блаженству. Метод мандалы сновидений. М., 1998.

223

1. если во сне довелось столкнуться с угрозой или противником, не следует уклоняться. Надо повернуться к опасности лицом и встретить ее открыто. Ни в коем случае не бежать и не прятаться. Можно призвать на помощь друзей из сновидения, но пока не подоспеет подмога, надо сражаться самому. Следует избегать физического повреждения своего тела. Если нежелательное все же произошло, то, хотя бы и наяву 6, проснувшись, надо «переиграть» свой сон так, чтобы сохранить телесную целостность;

2. в сновидении всегда следует идти навстречу тому, что доставляет удовольствие. Если возникают приятные переживания, надо стараться их интенсифицировать. Если вы летаете или заняты каким-то другим приятным делом, расслабьтесь и наслаждайтесь от души;

3. всегда стремитесь извлечь из своего сна какой-то позитивный результат. Например, если удалось одержать победу над противником, обязательно попытайтесь получить от него дар в любой форме. Это может быть материальный или духовный подарок: стихотворение, песня, танец, рисунок, картина и даже творческое прозрение - вообще нечто прекрасное и полезное. Обязательно постарайтесь донести полученный дар до членов племени и поделиться с ними своим сновидческим опытом.

 


Реальности: глубинная, индивидуальная, сновидная


Итак, мы видим, что в традиционных сообществах люди не просто придавали большое значение снам, но и использовали разного рода приемы для того, чтобы из сновидческого опыта воздействовать на развитие событий повседневной реальности в благоприятном для себя ключе. Практика современного психотерапевтического использования сновид-ческих материалов для коррекции жизненных ситуаций индивида также свидетельствует о том, что между бодрственной жизнью человека и реальностью его снов существует, пусть и не вполне понятная, взаимо-
-------------------
6 Как мы сегодня сказали бы, в режиме «активного воображения» Юнга.

224


связь. Например, если во сне человек переживает какой-то неприятный опыт или же предпринимает действия, которые в рамках сновидческих техник расцениваются как неверные (например, бежит от опасности), это может негативно сказаться на положении дел в его «дневной» реальности. И напротив, если сновидцу удается разрешить во сне некоторую проблемную ситуацию, это самым положительным образом влияет и на его бодрственную жизнь. Так каково же отношение между разными типами реальностей, если такое взаимодействие оказывается возможным?

Я убеждена, что мир - как глубинная реальность - устроен таким образом, что он не функционирует изолированно от субъекта. При этом хотелось бы уточнить: обычно, когда говорят, что человек и мир - одно целое, подразумевают некое размытое, позитивно-окрашенное переживание единения, целостности человека и мира и т.п. Я предполагаю гораздо более жёсткое содержание: человек и мир действительно составляют целое, и это проявляется в том, что параметры составляющей «человек» влияют на параметры составляющей «мир». Влияют не метафорически, а самым буквальным образом: мир обнаруживает себя человеку в том облике, который соответствует, воспроизводит базовые параметры, характеристики самого этого человека. Иными словами, отношения в диаде «человек-мир» организованы таким образом, что мир стремится подстроиться под диспозиции субъекта, соответствовать его ожиданиям, убеждениям, верованиям. Иными словами, мир поворачивается к человеку той стороной, которую тот готов видеть, а видеть человек готов то, что соответствует его собственной внутренней природе. (Именно поэтому суфии говорят, что стать невидимым легко: надо просто, чтобы твои действия не соответствовали ожиданиям окружающих.)

Тогда можно сказать, что индивидуальная реальность любого человека представляет собой результат наложения матрицы его внутренней природы на универсум мира. Когда накладывается матрица эго, человек видит те аспекты, которые соответствуют параметрам его эго. Они могут быть для него неприятны, но, тем не менее, они достаточно приемлемы, чтобы преодолеть барьер цензуры сознания. Если же на мир накладывается матрица глубинной структуры индивида (как раз и выражающей его базовые предиспозиции о мире и о себе), то результатом такого взаимодействия-запроса будет реальность жизненных ситуаций, отвечающая потребностям, ожиданиям, чувствам и желаниям, существующим на самых глубоких, зачастую недоступных сознанию уровнях личности.
225

Так и получается, что человек подозрительный, не склонный доверять другим, будет регулярно попадать в ситуации, которые будут убеждать его, что он прав: другим действительно верить нельзя. И чем сильнее становится его вера в это, тем больше его мир (подлинный, реальный мир жизненных ситуаций) будет напоминать королевство кривых зеркал, где всё - ложь и обман 7. Агрессивному человеку мир откроется как агрессивный. Более того, в ситуациях, которые будут к нему «подтягиваться», обнаружится много такого, что будет провоцировать его на проявления агрессии и тем самым как бы подкреплять его базовую убежденность, что именно такие формы взаимодействия конструктивны и оправданны.

Подобное понимание взаимообусловленности событий в разных реальностях характерно для многих духовных традиций. Вот как об этом говорят суфии:

Мир - проекция твоих чувств,
Космос - форма божественного закона,
Твой здравомыслящий отец.
Когда ты испытываешь по отношению к нему
Неблагодарность,
Очертания мира кажутся злобными и уродливыми.
Помирись с этим отцом, с изысканностью узоров,
И все пережитое наполнится ощущением близости 8.

Когда вы думаете, что ваш отец
Повинен в несправедливости,
Его лицо выглядит жестоким.
Иосиф своим завистливым братьям
Казался опасным.
Когда вы помиритесь с отцом,
Он будет выглядеть умиротворенным и дружелюбным.
Весь мир есть форма истинности.
Когда человек не ощущает благодарности к ней,
----------------------
7 Как говорят персонажи в фильме «Бездна»: «Ты везде видишь заговор» - «Так везде и есть заговор!»
8 Руми Джелал ад-Дин. Сокровища вспоминания. М„ 2002. С. 139.

226

Форма выглядит так, как он это ощущает.
Она отражает его злобу,
Его своекорыстие и страх.
Помирись с Вселенной.
Возрадуйся в ней.
Она преобразится в золото. Воскрешение
Наступит сейчас. Каждое мгновение -
Новые красоты.
И никогда никакой скуки!
Вместо нее изобильный, изливающийся
Звук многих источников в твоих ушах 9.

Итак, главную особенность природы глубинного мира я усматриваю в том, что в отношении него действует принцип относительности сродни эйнштейновскому: позиция наблюдателя влияет на поведение системы. Человек не просто «видит» в окружающем то, что ожидает, что готов увидеть. Фундаментальной характеристикой глубинной реальности является то, что она действительно подстраивается под диспозиции субъекта. Параметры наблюдателя влияют на поведение системы: система стремится оправдать его ожидания. Поэтому, на мой взгляд, и верна психотерапевтическая констатация: описывая ситуацию, человек описывает себя. И это так и есть, поскольку система ведёт себя в соответствии с его ожиданиями. Как говорят суфии, в мире возможно всё. Но реализуется в отношении данного субъекта то, что соответствует его предиспозициям. В итоге человек имеет дело - на практике, а не в фантазиях - именно с той реальностью, которая воображается, мнится ему, в подлинность которой он верит.

В этом я вижу глубинный смысл утверждения «по вере вашей дано вам будет». В этом же я вижу реализацию принципа справедливости воздаяния: природа глубинной реальности такова, что человек обрекается на то, чтобы на своём опыте («на собственной шкуре») испытать, опробовать то, что он адресует миру, примерить на себя тот «костюмчик», который сшит по его собственным меркам.

В этом же я вижу смысл метафоры «зеркало», которая так часто встречается в дзэнских текстах: мир лишь зеркало, в которое человек смотрится, чтобы увидеть себя. Это не просто красивые слова. Это верное описание логики отношения человека и глубинной реальности.
------------------
9 Там же. С. 159-160.
227


Теория сновидения Арнольда Минделла


Широко известна такая эффектная фраза: «Когда на вершину познания поднимутся физики, они обнаружат там мистиков». На первый взгляд эта сентенция кажется обесценивающей труд физиков, поскольку какой же смысл было прилагать такие огромные усилия, если познанное - «всего лишь» вторичное открытие прежде уже известного. Однако, как мне представляется, это совершенно не так. Знаемое в результате внутреннего ощущения, непосредственного усмотрения, и знаемое в результате мыслительных реконструкций, гипотез, экспериментов, доказательств - это разные уровни знания. И не только в том плане, что к ним ведут разные пути, но - и это главное - в том, что за ними стоят разные категориальные структуры, разные ассоциативные сети, в конце концов, разные глубины понимания.

Я хочу коротко остановиться на теории сновидения известного исследователя, доктора философии, психотерапевта и аналитика, одного из создателей процессуально ориентированной психологии, написавшего семнадцать книг, переведенных на двадцать языков мира, Арнольда Минделла. Ему удалось создать концепцию, в которой современные психологические представления о природе сновидений и методах работы с ними (существующие в области юнгианской, процессуально ориентированной, гештальт-психологии) синтезированы с некоторыми идеями традиционных культур (в частности, австралийских аборигенов).

Согласно представлениям австралийских аборигенов, Сновидение - это таинственная энергия, скрывающаяся за всем, что мы воспринимаем. Они говорят, что Сновидение представляет собой тонкую силу, заставляющую человека тяготеть к вещам, например провоцирующую посмотреть на что-либо до того, как он это осознаёт. По их мнению, Сновидение - это сила и образец, которая создает физическую реальность.
228

Вот как они это объясняют: «Ты можешь убить кенгуру, но не можешь убить его сущность - „Сновидение Кенгуру"»10.

Здесь особенный интерес представляет констатация наличия некой побудительной энергии, провоцирующей человека к совершению определенного действия еще до момента осознания им такого побуждения и формирования осознанного решения его совершить. А. Минделл, физик по первоначальному образованию, так выражает эту примечательную особенность мира побудительной реальности, которую он, вслед за австралийскими аборигенами, называет миром Сновидения (правда, уточняя при этом, что Юнг назвал бы ее бессознательным): «Согласно моей интерпретации математики квантовой физики, повседневная реальность возникает из быстрых, воображаемых - виртуальных или сно-подобных - взаимодействий между наблюдателем и наблюдаемым. Эти двусторонние сноподобные взаимодействия - я называю их „заигрываниями" (flirts) - необходимы для объяснения квантовой механики и того, как происходит наблюдение реального мира. Иными словами, то, что мы называем ,зами" и „мной", отчасти представляет собой две взаимодействующих силы в невидимом мире. С точки зрения того мира нельзя с уверенностью сказать, кто кого наблюдает 11, как будто и наблюдаемый, и наблюдатель составляют часть ума Создателя Сновидений, Ума Бога, мыслящего о Самом Себе»12.

И еще: «В квантовой физике невидимая, неподдающаяся измерению реальность того, что называется „квантово-волновой функцией", дает начало частицам и, в конечном итоге, бесконечности форм, составляющих обыденную реальность. Иными словами, для того чтобы понимать реальность материи, вам приходится отказываться от того, что вы считали известным и истинным, и признавать, что квантовый мир, возможно, является необъяснимым. Сходным образом невидимый и неподдающий-
-----------------
10 Минделл А. Ученик создателя сновидений. Использование более высоких состояний сознания для интерпретации сновидений. М., 2003. С. 21.
11 Вспоминается дзэнское: «Чжао Чжу спал, и ему снилось, что он - бабочка, весело порхающая с цветка на цветок в поисках нектара. Он проснулся и не знает, то ли он Чжао Чжу, которому снилось, что он бабочка, то ли он бабочка, которой снится, что она Чжао Чжу».
12Там же. С. 16-17.

229

ся измерению процесс Сновидения дает начало проекциям, сновидениям и действиям в повседневной реальности»13.

Сопоставляя свою позицию с представлениями предшественников, Минделл отмечает, что в его концепции акцент делается не на приобретении интеллектуального знания о сновидениях, а на получении более ясного ощущения взаимосвязи человека с той реальностью, которая лежит в основании и его телесных переживаний, и обыденной реальности, и его сновидений. Он полагает, что сны представляют собой картины текущих творческих переживаний, происходящих в этот и любой другой момент дня в теле человека, в его чувствах и взаимоотношениях. В соответствии с подходом Минделла, человек сновидит всегда. Просто формы проявления Сновидения разные. Это может быть сон, и это может быть явь, включающая телесные переживания и чувствования человека, а также события в его реальности.

Пласты рассмотрения феномена сновидения, которые намечаются в концепции Минделла, можно резюмировать следующим образом.

Первый уровень - повседневная, обыденная реальность (реальность консенсуса), где человек существует в определенном пространстве и времени. В этой реальности он подчинен законам материи. В ней он живет обыденной жизнью, сосредотачиваясь на друзьях, семье, социальных ситуациях, мечтах, делах и проблемах. В этой реальности люди озабочены своими телами, материальным имуществом, там они действуют в рамках законов физики.

Второй пласт - это сновидческая реальность. Минделл полагает, что эта реальность копирует реальность консенсуса. На его взгляд, сны происходят и ночью, и в дневное время и проявляются в таких событиях, как телесные симптомы и фантазии, которые поначалу могут казаться бессмысленными, поскольку их содержание выглядит отрывочным, незавершенным и непонятным. Сны вообще чаще всего кажутся неожиданными, неудобными и слишком глупыми для того, чтобы обращать на них внимание. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что они отражают весь бессознательный спонтанный опыт человека в его повседневной жизни.
---------------------
13 Минделл А. Ученик создателя сновидений. С. 16-17.

230

Третий пласт - реальность Сновидения. Минделл полагает, что Сновидение проявляется в тончайших аспектах восприятия, суть которых трудно уловить и выразить словами. Человек переживает процесс Сновидения как тенденцию или побуждение что-либо предпринять или представить себе. «Мы думаем, что нечто воображаем, но побуждение к воображению исходит от Сновидения, над которым мы почти не властны. Мы считаем, что мыслим или ходим, но побуждение, скрытое за мышлением или ходьбой, представляет собой опыт, остающийся непостижимой тайной для рационального бодрствующего ума. Мы представляем собой каналы для побуждений Создателя Сновидений. С нашей точки зрения - точки зрения наших обыденных личностей, или «маленьких Я» - сигналы между миром и нами обусловлены либо миром, либо нами самими. Однако с точки зрения ума Создателя Сновидений не мы воспринимаем, а, скорее, восприятие происходит с нами 14. В Сновидении не существует различимого раздела между наблюдателем и наблюдаемым. Не мы наблюдаем, а наблюдения основываются на квантово-подобном взаимодействии между нами и всем, что нас окружает. Сновидение представляет собой качество познания, лежащее за пределами наших личностей и Эго»15.

Минделл исходит из того, что все эти миры, все три выше выделенные сферы, являются эмпирическими. То есть они реальны для переживающего опыт.

В целом он полагает, что с какими бы сложными ситуациями человек ни сталкивался, на самом деле у него есть только одна по-настоящему серьезная проблема. Это - игнорирование Сновидной основы реальности. «Игнорировать Сновидение - значит отгораживаться от глубочайших, невыраженных переживаний, из которых рождаются ваши действия в повседневной жизни. Всякий раз, когда вы игнорируете чувственные, то есть, в основном, нераспознанные сноподобные восприятия, нечто внутри вас испытывает легкий шок, поскольку вы проглядели сам дух жизни, свою величайшую потенциальную силу.
-----------------------
14 А я бы сказала, восприятие происходит нами, при этом наша телесность выступает как тот инструмент, которым совершается действие восприятия/познания. Иными словами, в глубинном смысле, не «мы воспринимаем», а «нами воспринимают». На мой взгляд, восприятие, познание - это то первично значимое, инструментами, средствами реализации которого выступаем мы, наделенные нашей специфической телесностью со всеми ее огромными возможностями репрезентации окружающего.
15 Там же. С. 36-37.

231

После многих лет психотерапевтической работы с людьми со всего мира мне представляется, что игнорирование Сновидения - это не распознанная глобальная эпидемия. Повсюду люди страдают умеренной формой хронической депрессии из-за того, что их учат сосредоточиваться на повседневной реальности и забывать о Сновидении, лежащем в ее основе... Простое решение проблемы этой глобальной эпидемии состоит в том, чтобы обрести доступ к Сновидению, научиться чувствовать Сновидение в движениях вашего тела и в сигналах, которые вы посылаете и получаете во взаимоотношениях с человеческим и природным мирами»16.

В заключение рассмотрения подхода Минделла к пониманию природы сновидения хотелось бы несколько слов сказать о возможном физиологическом корреляте понятия «тенденция», используемого им для описания природы бессознательного (которое, напомню, он предпочитает именовать Сновидением с большой буквы).

Современные исследования в области нейрофизиологии показывают, что за определенное время до того, как человек осознаёт, что принял решение о совершении некоторого действия, электрическая активность мозга однозначно свидетельствует о том, что подобное решение принято и совершение данного действия неизбежно.

В частности, лауреат премии Ван Аллена, руководитель неврологического отделения медицинского колледжа Университета Айовы профессор А.Р. Дамазио пишет по этому поводу: «В одном из своих экспериментов Лайбет выявил задержку между временем, когда испытуемый осознавал свое решение согнуть палец (испытуемый отмечал точный момент принятия этого решения), и временем, когда электрическая активность его мозга указывала на неизбежность сгибания пальца. Активность мозга изменялась за треть секунды до того, как испытуемый принимал осознанное решение. В другом эксперименте Лайбет попытался выяснить, вызывает ли какие-либо ощущения у больных, которым делают операцию на мозге, непосредственное воздействие раздражителя на ткань головного мозга (в большинстве случаев во время таких операций пациенты находятся в бодрствующем состоянии). Ученый обнаружил, что воздействие на кору слабым электрическим током вызывает
---------------------
16 Минделл А. Сновидение в бодрствовании. М., 2004. С. 15.

232

у пациентов легкое покалывание в руке - но только через полсекунды после воздействия раздражителя... Работы Лайбета позволяют сделать неоспоримый вывод: начало развития нейрофизиологических процессов, приводящих к осознанию событий, и момент, когда человек начинает чувствовать их последствия, разделены неким интервалом времени»17.

Итак, мы видим, что идея, которая берет начало в традиционных верованиях австралийских аборигенов и, будучи привнесена в европейскую категориальную сетку, производит впечатление довольно мистической, по существу имеет совершенно реальные и вполне материальные корреляты в нейрофизиологических процессах, протекающих в организме человека. И в частности, действительно оказывается, что не только совершению действия, но и осознанию данного решения предшествует формирование паттерна нейрофизиологической активности, что - при известном навыке - может осознаваться-ощущаться именно как тенденция совершить действие. Иными словами, представление о существовании тонкой силы, заставляющей человека тяготеть к чему-либо еще до принятия осознанного решения (силы, не осознаваемой и не замечаемой им самим, но тем не менее как раз и делающей совершение действия неизбежным), далеко не беспочвенно и иррационально, а укоренено в человеческой телесности.

 


Бодрственное и сновидящее «я»


В целях осуществления более детального логико-методологического анализа феномена сновидения и определения логики воздействия происходящего в сновидческой реальности на судьбу человека я предлагаю различать два начала в рамках единой человеческой природы: бодрствующее это 18 и сновидящее. Бодрствующим (бодрственным) «я» назовем ту составляющую личности человека, которая направляет и определяет его функционирование в повседневной реальности (условно говоря,
-----------------------
17 Домазио А. Возвращаясь в прошлое // В мире науки. Январь, 2003. С. 58.
18 В дальнейшем, чтобы терминологически отличить эту структурную составляющую личности от одноименного состояния (а именно, бодрствования), в отношении первой я буду использовать термин «бодрственное», а в отношении второго - «бодрствующее» я (эго).

233

в «дневной жизни»). Сновидящим коррелятом будем считать его контрагента из мира сновидений. Субстанциально эти ипостаси - один и тот же субъект. Но функционально они различаются 19.

Между данными режимами функционирования имеется определенного рода устойчивая связь: сон бодрственного эго есть жизнь снови-дящего «я», и наоборот, жизнь бодрственного эго - это сон его сновидя-щего коррелята. Иными словами, их отношения увязаны таким образом, что глубинные предиспозиции агента действия одного типа реальности находят сюжетное, событийное выражение в снах другого, а сны другого приносят первому глубинное, в событиях жизни его альтер-эго, добытое знание о последствиях делаемых выборов и принимаемых решений.

Подобное знание возникает не в результате рассудочного ознакомления с последствиями совершаемых выборов (взвешивания вариантов, определения перспектив, возможных следствий и потенциальных затруднений), а проживается всем своим существом в сюжетных линиях событий собственной жизни, разворачивающихся в альтернативной реальности. Поэтому оно может быть названо телесным. По своей природе оно отличается от интеллектуального, формирующегося в результате усвоения субъектом внешней по отношению к нему информации, и по сути безразличного к его внутреннему миру.

При этом происходящее видится как реальность подлинных жизненных ситуаций и в том случае, когда наблюдатель отождествляет себя с бодрственным эго, и в том, когда он отождествляет себя со сновидящим «я». Иначе говоря, сюжетная цепочка, разворачивающаяся перед ним, имеет для него характер реальной, независимо от того, каков ее подлинный статус. Однако здесь есть одно НО: это верно лишь по отношению к той ипостаси целостности «человек», с которой он в данный момент себя отождествляет. Если он считает, что бодрствует, то происходящее с
-------------------
19 Это как в дзэнской притче. В монастырь, где настоятелем был Нан-ин приехал император. При входе он встретил человека, рубившего дрова. «Где я могу найти Учителя Нан-ина? - поинтересовался император». Дровосек разогнулся, задумался, потом ответил: «Прямо сейчас вы не можете найти его, пожалуйста, пройдите в дом и подождите там». Через какое-то время к ожидавшему императору вышел он же, но уже в одежде мастера. Император решил уточнить: «Вы тот самый человек, который рубил дрова?». Нан-ин ответил: «Я не тот самый человек: изменилась вся конфигурация. Рубил дрова дровосек, его имя тоже Нан-ин. Он очень похож на Учителя, но все-таки рубил дрова не Учитель Нан-ин». - См.: Дзенские притчи. Пенза, 2003. С. 53.

234

ним оценивается им как подлинная реальность, а происходившее с той частью его личности, с которой он себя в данный момент не отождествляет, как сон. Если же он отождествляет себя со сновидящей ипостасью, то происходящее с ним в разворачивающейся сюжетной цепочке воспринимается этой частью его личности как жизнь, как подлинная реальность, а происходящее с той частью, с которой он в данный момент не идентифицируется, как сон. На самом же деле жизнь человека - это единый процесс, который может быть воспринят тем или иным образом не потому, что он таков и есть, каким видится каждой из ипостасей, а потому, что такова природа той его составляющей, с которой в данный момент он отождествил себя.

Таким образом, получается более объемная модель взаимоотношения разного типа реальностей: жизнь человека предстает не как простая дихотомия «объективная / сновидческая реальность», где один режим исключает другой, а как сложным образом соотнесенные и увязанные между собой условия функционирования разных его ипостасей, где жизнь одной есть сон другой, а сон одной есть жизнь другой. Важно также и то, что в то время как активная составляющая режима функционирования человека (та его ипостась, с которой он в данный момент себя отождествляет) воспринимает и репрезентирует происходящее своими средствами, другая составляющая тоже не бездействует. То, что недоступно восприятию первой (как не соответствующее природе воспринимающей системы), репрезентируется на бессознательном уровне альтернативной ипостасью.

Иными словами, когда бодрственное «я» живет, сновидящее видит сон, причем обе сюжетные цепочки разворачиваются одновременно и представляют собой компоненты, грани единого целостного процесса жизни, который только диссоциированным человеком воспринимается как поделенный на взаимоисключающие режимы функционирования.

Когда же активность переходит к сновидящему корреляту «я», восприниматься как реально происходящее начинает цепочка, выразимая снами, а бессознательно регистрируется то, что - будучи увидено бодрственным эго - воспринималось бы как жизнь. Это будут все те составляющие единого целостного процесса жизни, которые не соответствуют природе сновидящего «я» и поэтому не могут быть данной ипостасью ни распознаны, ни репрезентированы собственными средствами. При новом переключении режимов активности эти компоненты предстанут в форме реальности подлинных жизненных ситуаций.
235

И теперь понятно, почему она развернется в ответ на - и в точном соответствии с - характером глубинных предиспозиций самого человека: ведь логика ее порождения в определенном отношении та же, что логика порождения сновидений человека по отношению к реалиям его бодрственной жизни. Если посмотреть на эту зависимость со стороны сновидящего, а не бодрственного эго, как мы привыкли делать, то это будет реальность его сновидений (напомню: то, что бодрственным эго воспринимается как сон, для сновидящего явь, соответственно, сном для сновидящего эго окажется явь бодрственного «я». А реальность сновидений разворачивается в ответ на - и в точном соответствии с - запросами / потребностями / ожиданиями агента действия. Таким образом, наша бодрственная жизнь, увиденная с позиции нашего сновидящего эго, это всего лишь реальность мира его сновидений, и как всякая сновидческая реальность, она задается и определяется запросами субъекта, «заказывающего» сон. Так и оказывается возможной та связь реальностей, которая - будучи увидена глазами бодрственного «я» - предстает в форме «закона диады»: реальность жизненных ситуаций разворачивается для субъекта из глубинной реальности в соответствии с его собственными предиспозициями и стремится соответствовать его ожиданиям.

Поэтому бороться с неблагоприятными жизненными ситуациями, пытаясь воздействовать на них «в лоб», не всегда эффективно: корни имеющегося могут располагаться не в объективной, а в сновидческой реальности. Соответственно, чтобы что-то изменить, надо вступить во взаимодействие с тем содержанием, которое обусловливает такое развертывание событий. Само же оно - что особенно важно подчеркнуть - не является случайным или легко устранимым: т.к. в самом прямом и полном выражении представляет собой ответ на имеющийся в данный момент у самого человека запрос именно на такое положение вещей. Ведь наличное положение вещей - это просто иная форма выражения подлинной внутренней природы человека на данный момент. Иначе говоря, это имеющееся в чистом виде, т.е. единственная подлинная реальность настоящего, которая только и дана субъекту. Всё остальное - иллюзии. Поэтому когда человек начинает бороться с имеющимся, по большому счету он сражается с самим собой. И в этой борьбе не
236

может быть победителей: ведь обе составляющие его личности: и та, которая обеспечила имеющееся положение вещей, и та, которая восстает против него, - это он сам. Поэтому, кто бы ни победил в этой борьбе, проиграет сам человек: ведь «проигравшая часть» - это тоже он.

Что же, вовсе ничего не делать? А если имеющееся положение вещей невыносимо, а потребность его изменения ощущается как жизненно необходимая самим человеком?

Делать можно и нужно, но не всегда в том привычном ключе, к которому мы приучены нашей традицией, рассматривающей мир как плоскостное образование, генетически связанное только с одной составляющей личности человека - его бодрственным эго, и теряющей всю глубину и сложность взаимообусловливания разных пластов реальности. Как и говорят великие представители духовных традиций, самое надежное средство изменения имеющегося положения вещей - это осознание имеющегося положения вещей. Осознание имеет собственную энергию трансформации ситуации.

Кажется, просто. Однако это не так. Сложность в том, что диалектика иллюзорного и реального такова: когда ты осознаёшь, что некоторое положение имеет место, оно не имеет места 20. Выход мне видится в том, что предлагает Кришнамурти: распознавать иллюзию как иллюзию. А именно: в тот краткий миг, когда мы распознаём иллюзию как иллюзию, мы находимся в реальности. И это единственный момент, когда нам оказывается доступно подлинное изменение.

Что же конкретно мы должны распознать как иллюзию, чтобы получить доступ к механизму трансформации реальности?

Этот вопрос непосредственно связан с вопросом о природе мысли. Мысль человека - это иллюзорная реальность, в которой, тем не менее, выражены и представлены те динамики событий, которые реально имеют место, но не всегда воспринимаются и осознаются субъектом. Когда он всем своим существом вовлекается в проживание такого идеального по своей природе образования (будь то мысль или образ) как в нечто, принадлежащее миру объективной реальности, он наделяет его
--------------------
20 Как выражает эту идею Д.Т. Судзуки, человек только тогда глубинно взаимодействует с миром, когда не осознаёт этого взаимодействия. До тех пор, пока остается хоть малейшее место для осознания того, что с тобой происходит, этого с тобой не происходит. См. Судзуки Д.Т. Мистицизм христианский и буддистский. Киев, 1996. С. 43-44.
237


собственной телесностью, тем самым превращая его в продукт уже нашего мира. Вследствие этого составляющая идеального мира (мысль или образ) обретает уже некоторую соприродную физическому миру форму проявленности в нем. (Формой репрезентации идеальных образований в мире реального выступает наша собственная телесность, которая оказывается задействованной, когда мы не распознаём иллюзию как иллюзию и вовлекаемся в ее проживание.)

Когда человек не распознаёт иллюзию как иллюзию, а начинает относиться (относить себя) к ней, как к реальности, он вместо реального, физического мира оказывается в мире сновидения, где все возможно, где реализуются любые фантасмагории. Из мира жизни бодрственного «я» он выпадает в мир сна сновидящего эго (субстанционально это одно и то же, функционально - по локусу самоидентификации - это разные вещи). И тогда получается, что, находясь как бы наяву, объективно бодрствуя, он в то же время по всем параметрам реализации возможного выпал в мир сновидения и, тем самым, оказался во власти законов, действующих в нем. И его начинает крутить и вертеть, запускаются всякие катаклизмы, когда желаемое не происходит, а пугающее реализуется.

Соответственно, остановить действие этого механизма можно на этапе, когда имело место нераспознавание иллюзии как иллюзии и придание ей, тем самым, статуса реальности. Об этом, как мне кажется, и говорил Кришнамурти, когда отмечал, что в тот краткий миг, когда иллюзия распознаётся как иллюзия, человек пребывает в реальности. И это именно та среда, где существует единственная подлинная возможность трансформации происходящего.

 

 


 




Pole dance школа
Расписание и места занятий, цены Расписание занятий
pilonia.ru

Содержание | Авторам | Наши авторы | Публикации | Библиотека | Ссылки | Галерея | Контакты | Музыка | Хостинг

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

© Александр Бокшицкий, 2002-2010
Дизайн сайта: Бокшицкий Владимир