В. В. Розанов

 

На следующих страницах:

Н. Грякалова. Гендерный проект В.В. Розанова и «русская идея»

В. Махлин. «Читайте Розанова», или На месте происшествия

 

 

В. Г. Лебедева
 

 Феномен «панэвтихизма» в концепции Василия Розанова

 

Лебедева В. Г. Судьбы массовой культуры России. Вторая половина XIX -

первая треть XX века. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2007, с. 136-140



          В «парламенте» идейных течений (каким стремился быть журнал «Вопросы Философии и Психологии») совершенно особенное место принадлежало творчеству В.В.Розанова (1856-1919). Чем больше проходит времени, чем полнее мы узнаем господствовавшие на рубеже веков стереотипы интеллигентского восприятия «потребительской революции», тем поразительней кажется независимость его мышления. Андрей Белый называл интуитивные прозрения Розанова «ужасиками» и «бредиками». Своеобразие таинственного процесса вызревания его идей нашло точное отражение в общей характеристике русского «философствования», данной Федором Степуном: «Основные принципы русской философии никогда не выковывались на медленном огне теоретической работы мысли, а извлекались в большинстве случаев уже вполне готовыми из темных недр внутренних переживании».20
-------------------------

20 Степун Ф. и др. От редакции. Современный культурный распад и культурное значение философии // Логос. 1910. №1. С. 2.
136

 

Василий Розанов: Фото разных лет

 


       Розанов был знаменит среди множества блистательных корреспондентов журнала своей способностью задавать неожиданные вопросы для размышления. В начале Серебряного века он выступил инициатором дискуссии о том, почему надо отказаться от наследства 1860-1870-х годов. Его позиция, изложенная в цикле статей «Старое и новое» (1891-1892), имела огромный общественный резонанс: отклики на нее оставили самые разные люди, от Н. Михайловского до молодого В. Ульянова.


         В условиях реального «парада культур» (сосуществования в культуре России множества субкультур), тем не менее, для многих был неожиданным его вопрос: «Может ли быть мозаичной историческая культура?». Этот вопрос он поставил за многие десятилетия до Абраама Моля. Розанов отвечал на него утвердительно. Ибо, по его мнению, в исторической культуре существует борьба противоположностей, сосуществуют взаимоисключающие ценности и идеологические установки. Модель «мозаичной культуры», которую он обосновывал, состояла в том, что все ее разнородные компоненты должны быть признаны в своей особой правоте — наряду с другими столь же теоретически правомерными. Он говорил о как будто «невозможных сочетаниях в реальной истории различных тенденций, развивающихся автономно, сочетании контрастных образов, идеалов, ценностей, норм, интерпретаций, действий с различных взаимоисключающих точек зрения».21 В такой мозаичной культуре должно быть признано естественным и законным и право на неразвитый вкус.


         В связи с активным обсуждением философской общественностью проблемы «смысла жизни», Розанов выступил с фундаментальной статьей «Цель человеческой жизни». В ней он подчеркивал, что при существовании множества ответов на вопрос об этой цели, правомерен и такой, который вызовет яростные возражения многих: «Человеческое существование не заключает в себе какого-либо иного смысла, кроме как устроение собственных судеб на земле». Ему же принадлежит знаменитое: «Народы, хотите ли я Вам скажу громовую истину? Частная жизнь превыше всего!».
--------------------------------
21 См.: Розанов В. В. Несовместимые контрасты жития. Литературно-эстетические работы разных лет. М., 1990.

137

        Розанов пришел к выводу об особой ценности для человека повседневной культуры. Поэтому-то неслучайны «все успехи механической и внешней деятельности человека, всепроникающая зоркость администрации, связи всех людей путами взаимно переплетенных выгод... Во всем, что разрушила, и во всем, что создала новая история, она есть только развитие одного семени: идеи, что иных целей, кроме собственного устроения на земле, не имеет... Цель человеческой жизни есть удовлетворенность».22 Он говорил о том, что не приходило в голову многочисленным критикам «мещанства масс»: что осуждение потребительских вожделений масс безнравственно, если оно исходит от «бар», живущих в несопоставимо более комфортных условиях.


       Розанов признавал естественным происхождение духовного аристократизма немногих: «... высшие потребности духовной природы человека: религия, философия, право, искусство — никогда не были потребностями чрезвычайно многих людей по самой трудности их усвоения». Поэтому их невозможно передать «необозримым массам людей», и, таким образом, то, что так близко духовной элите, никогда не будет близко большинству. В условиях возрастания влияния на общественные процессы большинства естественны тенденции распространения отнюдь не элитарной культуры. «Между аскетом, мудрецом, художником и законодателем, с одной стороны, и между остальным кормящимся и забавляющимся человечеством, с другой стороны, выросла бы пропасть непонимания, разъединения, которая залилась бы только кровью — чьей, едва ли нужно пояснять».23 По его мнению, те, кто попытается силой навязать высокое, «будут убиты», «сожжены на костре». Именно об этом герменевтическом непонимании писал когда-то И. Тургенев А. Герцену, именно сквозь этот барьер пытался пробиться к народу Л. Толстой на закате своей жизни.


        Розанов разводит понятия «прекрасное» и «нужное»: «Прекрасное в деятельности человека и в его созданиях есть второстепенное перед нужным». Терминов «потребительство», «потребительская модель жизни», «потребительская культура», как и концепции «потребительской революции», в ту пору еще не было ни за рубежом, ни у нас —в российской науке. В.Розанов в этих условиях предложил свой аналог — «панэвтихизм» (от греческих: «пан» — все и «эвтихе» —удовлетворяюсь, получаю желаемое). К предметам мас-

---------------------------------
22 Розанов В. В. Цель человеческой жизни // Вопросы философии и психологии. 1892. Кн. 14. С. 169-170. 23Там же. С. 181-182.

138


сового «панэвтихизма» он относил пищу, развлечения («забавы») и «понятное» в культуре. «Панэвтихизм» страшен тем, что он тормозит развитие человека, так как он весь обращен к «настоящему», к «действительности», а это при научно-технических возможностях века Машины является верной дорогой к «хаосу» потребностей, «без какого-либо руководящего света».24


           По мнению мыслителя, цель человеческой жизни не может быть единой и единственной у всего человечества. Соотношение целей изменяется под давлением исторического контекста и изменений в духовной культуре. Размышляя об историческом пути Европы и истоках формирования в ее культуре «панэвтихизма», Розанов «переворачивает» привычные «прогрессисткие» представления и оценки исторических эпох. Если в прогрессистских теориях эпоха Возрождения называлась исходной точкой непрерывного развития прогресса и опережающего восхождения по его лестнице западной культуры, то согласно концепции Розанова, начиная с Реформации, там происходит нарастание «утилитаризма» (панэвтихизма). Он писал: «В истощении всех сил, пережитом Европой в Реформационную эпоху, скрывается начало могущественного роста этой идеи». С этого момента идея «устроения своей жизни» выступает все откровенней и полностью «обнажается к концу XIX в.». А расцвет науки и техники впервые создает все необходимые условия для ее реализации. «По-видимому, — пишет Розанов, — человек усомнился в существовании для него каких-либо высших целей после того, как он несколько раз так неудачно пытался жить для других целей: теократия римской империи, художественное наслаждение времен Возрождения, свобода личного общения с Божеством в протестантстве — все одинаково было и прошло, оставив человека наедине с его земными нуждами и страданиями».25 Так Розанов пришел к выводу о естественном происхождении «утилитарного духа» европейского человека как основы утилитарной доктрины его жизни.


Можно понять, почему в жизни человека так сильна тяга к «устроению» земных дел. И все же, по глубокому убеждению Розанова, нельзя подчинять жизнь «человеческой ненасытности», потому что при утилитарной модели жизни «совершенно опущена была из виду природа самого человека...

--------------------
24 Там же. С. 190.

25 Там же. С. 35.
139

Глубочайшая сущность этой природы, более важная, чем то, что она разумна, что она нравственна или свободна, заключается в том, что она потенциальна... Нет ничего в ней, что было бы уже дано от начала, она — вся в возможности. .. То, что гнездится в этом организме и, кажется, связано с ним, как корень с питающей почвой, есть дух человеческий».26
 

         К.Леонтьева и В. Розанова — бунтарей против господствующих тенденций, несмотря на очень разные идейные позиции, сближало неприятие стереотипов мышления своего поколения. И похоронены они, по странному стечению обстоятельств, рядом — в Троице-Сергиевом монастыре.
-----------------------
26 Там же. С. 192-195.

 

 

 

 




Кострома дом
Форум для дома и дачи. Срубы домов и бань
kostroma-srub.ru

Содержание | Авторам | Наши авторы | Публикации | Библиотека | Ссылки | Галерея | Контакты | Музыка | Форум | Хостинг

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

© Александр Бокшицкий, 2002-2008
Дизайн сайта: Бокшицкий Владимир