Трепанация  (краниотомия)


                                                                          М. Б. Медникова


 Медникова М. Б. Трепанации в древнем мире и культ головы. М., 2004.

 

 

      Терапевтические, символические и ритуальные трепанации

 


  Самое раннее письменное упоминание о трепанации содержится в сочинении Гиппократа «О ранах головы», в котором подробно описаны швы и кости черепа, их свойства в разных местах, шесть главных видов травм и показания к трепанации. Научный в современном понимании интерес к трепанациям древности возник только во второй половине XIX в., когда совершались громкие археологические открытия. Сперва американский дипломат Е.Г. Сквайер нашел древний трепанированный череп в Перу и послал его на экспертизу крупнейшему специалисту того времени — французскому антропологу Полю Брока. Позже еще одна сенсационная находка была сделана уже всамой Франции. Археологи раскопали полтора десятка трепанированных черепов и еще вырезанные из них пластинки, и не где-нибудь, а в слоях нового каменного века!

7

             

 


    Уже в 1877 г. Поль Брока составил классификацию древних операций на своде черепа человека, которая и в наши дни сохранила свое значение. Он предположил, что трепанация черепа производилась иногда на живых людях — чтобы излечить их от некоторых болезней вроде истерии, эпилепсии, нервных конвульсий — «болезней, причина коих принималась существующею вголове и приписывалась особому духу, там поселявшемуся. Искусственное отверстие, проделываемое в черепе, имело целью дать выход этому духу и тем способствовать освобождению субъекта от болезни. <...> Любопытно, однако, что некоторые из таких трепанированных черепов выказывают кроме отверстия, сделанного при жизни, еще другие, вырезанные, очевидно, после смерти». По мысли П. Брока, люди, страдавшие нервными расстройствами и оперированные при жизни, считались одаренными особыми свойствами. Череп воспринимался как вместилище духа, и когда человек, подвергшийся трепанации, умирал, у соплеменников возникало желание воспользоваться в религиозных целях частями его краниума.
 

    Первоначально приоритет в изучении трепанирования принадлежал врачам и антропологам. С последующей дифференциацией наук о человеке исследование этого явления перешло в сферу деятельности палеопатологов. Но в какой-то момент после накопления большого количества фактов стало ясно, что трепанации в древнем мире - не только медицинский феномен и что понять его в полной мере без привлечения данных самых разных гуманитарных наук невозможно [...].

 

             



    Cлово «трепан» — trypanon — греческое по происхождению, оно обозначало специальное сверло, применявшееся для перфорирования черепа.
 

    Судя по корпусу сведений, содержащихся в книгах Гиппократа «О враче» и «О ранах головы», трепанация черепа считалась одной из обычных операций. Древнегреческий хирург располагал всеми необходимыми для этого приспособлениями. Инструменты должны были быть удобны по своей величине, весу и тонкости. Для операции на черепе использовались трепан с пилообразными зубцами, венечный и перфоративный буравящий трепан. О том, как они приводились в действие, Гиппократ не говорит. Скорее всего, для этого использовалась веревка или лук. Упоминаются распаторий, или скребец, зонды. [...].

                                      СИМВОЛИЧЕСКИЕ ТРЕПАНАЦИИ


    Символическими трепанациями принято называть последствия несквозных манипуляций на своде черепа. Этот термин в 50-е гг. XX в. венгерский ученый Лайон Бартуш ввел для описания специфических поверхностных повреждений, наблюдавшихся на многих черепах Х в., периода завоевания Паннонии кочевниками, пришедшими с востока.
 

    Однако к символическим трепанациям могут быть отнесены и другие, значительно более древние попытки представителей различных археологических культур слегка нарушить целостность свода черепа, травмировать костную поверхность в строго определенном месте, создать некий геометрический узор на внешней стороне мозговой капсулы. Терапевтическая мотивация подобных действий не исключена, хотя и довольно сомнительна. Пол и возраст «символически трепанированных людей» и сопутствующая археология могут отчасти прояснить намерения тех, кто производил операцию. Стремление изменить свою внешность, проявляющееся, например, в искусственном деформировании головы (чтобы подчеркнуть избранность «своих» и их отличия от «чужих» или обособленность элитарного слоя), могло стать причиной символических трепанаций. Можно говорить и о важной ритуальной составляющей поверхностного "трепанирования" как возможного испытания и символа перехода из одной социальной категории в другую (инициация подростков, замужество и рождение детей у женщин, траур, принадлежность мужскому союзу и т.д.) [...].
119
 

          

 

 

    При раскопках верхнепалеолитических стоянок в Южной Моравии (Дольни Вестонице, Пшедмости, Павлов) был обнаружен археологический и антропологический материал, уникальный и благодаря своей представительности, и благодаря хорошей сохранности. В культурном и хронологическом отношении находки входят в круг восточного граветта, так называемого павловского варианта. Кроманьонцы Дольни Вестонице населяли эту территорию во временном диапазоне от 26 640 ±110 лет до 27 660 ± 80 лет назад. [...]
 

    Вместе с разрозненными находками человеческих костей и зубов из культурного слоя поселениягруппа кроманьонцев из Дольни Вестонице представлена останками 31 человека — 25 взрослых и шести детей. Если учесть,
что таких размеров могло достигать целое племя охотников,понятно, какую ценность для науки имеют скелеты этих ранних европейцев.

    Антрополог Е. Влчек — первый ученый, который обратил внимание на присутствие поверхностных повреждений на нескольких мужских черепах. Он предположил, что эти шрамы связаны с определенными этнографическими традициями племени. Влчек высказал мысль, что специфические травмы мальчики получили в противоборстве при прохождении инициационных испытаний.

 

            


 

    Однако одинаковое, геометрически точное расположение шрамов чуть справа от центра лобной кости и в верхней части свода у нескольких человек, скорее, говорит не о насильственном характере травм, а о преднамеренном нанесении рубцов настрого определенные участки головы. Знаки на черепе — свидетельства прохождения ритуалов и наиболее древние случаи символической трепанации.
 

  Можно точно определить возраст символического трепанирования в популяции кроманьонцев Южной Моравии. В тройном погребении Дольни Вестонице символические трепанации обнаружены у молодого человека 17-19 лет, но их нет у юноши16-17 лет. Женщина, умершая в 20-летнем возрасте, тоже не проходила испытаний. А вот мужчина, скончавшийся в 45-55 лет,задолго до смерти подвергся процедуре символического трепанирования.
 

  Возрастные особенности отмеченных ритуальными знаками мужчин позволяют установить сроки прохождения испытания —около 18 лет. Таким образом, древнейшая форма символического трепанирования может быть отражением возрастной инициации или знаком принадлежности к мужскому союзу воинов и охотников.
125

 

    В племенах моравских кроманьонцев была распространена еще более древняя практика манипуляций с человеческим телом. По-видимому, в группе преобладали представления, связанные с культом головы. Некоторые черепа, превращенные в «чаши», могли использоваться в религиозных церемониях. Из просверленного человеческого зуба был изготовлен амулет. Воссоздать ритуальную жизнь кроманьонцев Моравии помогают и разные находки материальной культуры. Характерная черта верхнепалеолитической традиции — изготовление антропоморфных, изображающих человека фигурок. Некоторые их этих изделий были преднамеренно повреждены вскоре после их создания, подвергнувшись «усекновению головы». Смысл разрушения керамических фигурок может быть аналогичен процедурам причинения увечий человеческому телу, нанесения шрамов и разнообразных знаков — это было свидетельство посвящения. «Разрубание создает нового человека».

    На этой стадии общественного развития уже выделялась категория лиц — «специалистов в области сакрального». Так, в Брно была открыта могила предполагаемого шамана, мужчины, скончавшегося в очень солидном для той эпохи возрасте 40-50 лет. На черепе «шамана» немецкий антрополог Г. Ульрих обнаружил посмертные надрезы и сделанное при жизни треугольное углубление в лобно-теменной области. В погребении изначально присутствовали только череп и отдельные кости, присыпанные слоем красной охры и прикрытые лопаткой мамонта. Богатый погребальный инвентарь имел символическое значение: просверленные диски и пластинки из камня и кости, мужская фигурка из мамонтовой кости в форме марионетки со следами повреждения и реставрации; барабанная палочка из рога северного оленя, несколько сотен древних моллюсков, скорее всего украшавших головной убор «шамана». Все это означает, что «мужчина из Брно» играл исключительную роль в ритуальной сфере.
 

  Любопытно, что после смерти «шамана» его тело подвергли именно тем терзаниям, которые до сих пор видят посвящаемые в это мистическое искусство у народов, сохранивших традиционную культуру. Например, из этнографии якутов известно, что при обретении шаманского дара испытуемый, находясь в экстатическом состоянии, переживает мучения отрезания головы, кромсания тела крючьями, утраты плоти.
127

    Но вернемся к антропологическим свидетельствам обрядов посвящения: обычай поверхностного рубцевания, существовавший во времена эпипалеолита в Северной Африке (Тафоральт и Афалу-Бу-Руммель, 12 000 лет назад), повлиял на появление этой традиции в новом каменном веке на территории Испании.

    Шрамы на голове носили обитатели горных районов Италии и Испании, древние жители Франции. По-видимому, рубцевание у мужчин и женщин характеризовалось локализацией на своде. Сходные тенденции сохранились в энеолите и раннем бронзовом веке, когда, по данным антропологии, специфические ритуалы распространились на обширной территории от Балкан, Центральной и Восточной Европы до Южной Сибири.
 

      Вот только некоторые примеры.
    Два черепа из неолитических слоев пещеры Арма-дель-Аквила в Италии (Савона, культура керамики с квадратным устьем) демонстрировали необычные травматические повреждения. На черепе мужчины зрелого возраста, в центре лба, имелась небольшая круглая ямка. На черепе пожилой женщины следы символической трепанации была видны в наиболее выступающей части затылка.
128

    Надрез верхней части свода черепа в форме буквы Т или L встречается у неолитического населения Европы. При этом одналиния следует в передне-заднем направлении, другая ориентирована строго под прямым углом к ней. Большинство черепов соследами подобной операции — женские и найдены на территории современной Франции, в департаментах Сены и Уазы. Знакможет быть отнесен «к области неолитической народной медицины», а также символизировать социальный статус, принадлежность к общине или служить украшением. О находках символически трепанированных черепов сообщали австрийские исследователи;
 

    Со временем «мода» менялась. В эпоху неолита поверхностные рубцы наносили в середине лобной кости, в эпоху раннейбронзы — на правую теменную кость, в эпоху захоронения в погребальных урнах — на левую теменную, в латенское время — ина правую, и на левую теменные, а иногда и на затылочную кости. В эпоху Великого переселения народов символические трепанации делались в центре лба и в области брегмы — точке пересечения черепных швов.
 

  Множественные символические и сквозные трепанации обнаружили итальянские исследователи на энеолитических мужских черепах. Эпохой бронзы датируется череп 16-летнего юноши из тосканского грота Скоглиетто. На этом черепе в центрелобной кости имеются глубокие зажившие рубцы, идущие вертикально. Совершенно аналогичным испытаниям подвергались мальчики в возрасте от двух до пяти лет, принадлежавшие каборигенной популяции Новой Британии (архипелаг Бисмарка).
 

    Неолитический мужской череп из Мраморной пещеры в испанской провинции Кордова имеет ромбовидное углубление лобной кости слева, размером 24 х 8 мм. При жизни этот мужчинаподвергся еще и сквозной трепанации, а после смерти его черепбыл скальпирован и очищен от мягких тканей острым инструментом, значит, и этот шрам на лбу мог появиться при прохождении какого-то ритуала.
129

    На лбу мужчины, останки которого находились в слоях памятника бронзового века Кирсна в Литве, есть пять дефектов.Символические трепанации исследователи увидели и на черепах испанской культуры П тысячелетия до н.э. Эль Аргар, у представителей культуры шнуровой керамики в Чехии, на женском черепе из раскопок неолитического поселения Ботай в Урало-Иртышском междуречье.
 

    Новосибирские ученые обнаружили точечную деформацию на мужском черепе из могильника Саргов Улус в Минусинской котловине и женском черепе из неолитического погребения на Алтае. Эти изменения оставили головные уборы, которые укреплялись на голове плотными повязками, стягивавшимися подподбородком. Точечная деформация вполне соответствует по своим проявлениям и последствиям символической, то есть недоведенной до сквозной перфорации, трепанации.
 

    На лбу молодого мужчины из могильника алтайских афанасьевцев Курота II (IV-Ш тысячелетия до н.э.) поверхностные «трепанации» нанесены на одном горизонтальном уровне слева, приблизительно на границе роста волос.
 

    В середине I тысячелетия до н.э. методы символического трепанирования, существовавшие у населения Северной Африки, подробно описывает Геродот. «Эти-то ливийские кочевники —все ли они (я не могу утверждать достоверно), но во всяком случае многие — поступают с детьми вот как: четырехлетним детямони прижигают грязной овечьей шерстью жилы на темени (а некоторые — даже на висках). [Это делается для того], чтобы флегма, стекающая из головы в тело, не причиняла им вреда во всей дальнейшей жизни. Поэтому-то они, по их словам, исключительно здоровы. И действительно, насколько мне известно, ливийцыотличаются наилучшим здоровьем среди всех людей» [Геродот,2001, IV, 187, перевод Г.А. Стратановского].
130

 

    Существование традиции нанесения рубцов на поверхность свода в египетской Нубии подтверждено антропологическими исследованиями. Эта особенность наблюдается у 12,2 % череповпозднеримского и ранневизантийского времени из Саяла. Чащесимволические трепанации встречаются у мужчин, а не у женщин, значительно реже — у детей и подростков. Примерно в половине случаев символические воздействия затрагивали областьлба, преимущественно слева, реже — височные и теменные кости, совсем редко — затылочную кость.
 

    Уникальные находки были сделаны не так давно на Балканах. В 1984-1990 гг. археолог А. Дурман исследовал вблизи Вуковара несколько погребений, совершенных в 3000-2800 гг. до н.э.В самом древнем культурном слое памятника Вучедол были вскрыты останки людей, подвергшихся, по мнению ученых,своеобразной инициации. Почти на всех вучедольских черепахиз Могилы 3 имеется необычная ямка диаметром около 10 мм вверхней части лобной кости и в месте соединения теменных костей (анатомически область брегмы).
 

    Экспериментальным путем удалось установить, что повреждения костной поверхности возникали под воздействием капельрасплавленной меди. Чтобы не причинить здоровью человека серьезного вреда, капля раскаленного металла должна была соприкасаться с телом не более 20 секунд. Этого времени достаточно для создания постоянного углубления во внешнем слоемозговой капсулы. Все отмеченные таким способом люди, пройдя через подобное, очевидно болезненное, испытание, долгоевремя оставались в живыхРасплавленный металл мог символизировать частицу солнца. Следует особо отметить, что «солнечным символом» в этомобряде помечали лоб.
131

 

    Как мы уже упоминали в начале этой главы, символические трепанации были открыты учеными, исследовавшими венгерскиесредневековые черепа.Классик венгерской палеоантропологии Т. Анда отмечал, чтопомимо черепов со сквозными трепанациями встречаются и непросверленные, но носящие следы сверла экземпляры. «Они представляют собой большую редкость и отражают высокий уровень венгерской медицины в период завоевания страны».


    В древневенгерском языке слово furtagyi (дословно: «человекпросверленного черепа») служило для обозначения умалишенного. Современное его значение «хитроумный, хитрый», по мнению Анда, содержит намек на оригинальный образ мышления исвоеобразную логику сумасшедших. Некоторые случаи психических расстройств, сопровождавшиеся обмороками и судорогами,в древности могли отождествляться с незаметными переломамимозговой коробки. Переломы наиболее вероятны в месте уже существующих черепных швов, вот почему, как утверждал Т. Анда, при сверлении древние венгры строго придерживались области брегмы. Сейчас это объяснение выглядит более чем сомнительно.
 

    Современные ученые, обследовав свыше 9500 черепов, найденных на территории Венгрии в 59 разновременных могильниках, на 97 черепах обнаружили 143 символические трепанации.В 71 % трепанации единичны, но на 28 % черепов можно видетьот двух до пяти символических знаков. Все эти находки датируются Х-Х1 вв. Среди «символически трепанированных» были индивидуумы разного пола и возраста, но не было детей. Две третив этой суммарной выборке составляли мужчины. Трепанация осуществлялась не сверлением, а вырезанием. Для начала на верхней части свода ножом наносили контуры будущего углубления,потом ямку выскабливали или вырезали. Обнаружены четыре случая прерванной, незавершенной процедуры. Часто на черепчеловека наносили несколько знаков, иногда спустя годы послепервой символической трепанации. По археологическому инвентарю могилы символически трепанированных людей ничем не отличаются от всех прочих. Поэтому сложно предполагать какое-либо прижизненное обособление этой категории населения.Венгерские авторы допускают, что символические трепанациислужили первичным лечением, а если оно не помогало, обращались к хирургическим трепанациям. Они ссылаются на врачебныйтрактат 1603 г., в котором выскабливание внешней пластинки черепа рекомендовано для лечения эпилепсии.
132


    Символическое и сквозное трепанирование черепов полностью прекратилось в Венгрии в правление князя Гезы и короляСтефана Святого в XI в. В этот период страна отказывается отязыческой религии и принимает христианство. Хотя большинство венгерских исследователей традицию массового трепанирования в Х в. обычно объясняют причинами медицинского характера, они вынуждены признать, что черепные операции, по-видимому, выполнялись кастой жрецов, исчезнувшей в результатерелигиозной реформы. Существовал прямой запрет короля Стефана на проведение краниотомии, в том числе и поверхностных —символических. Скорее всего, он связан не столько со стремлением короля уберечь своих подданных от послеоперационных осложнений, сколько с отчетливой языческой подоплекой этихдействий.
 

    Благодаря исследованиям П. Боева стало известно о бытовании символического трепанирования в средневековой Болгарии.Эту практику местные исследователи связывают с протоболгарами и тюркскими народами, принимавшими участие в Великом переселении народов. В могильнике Одартци в северо-восточной Болгарии на западном побережье Черного моря (Х-Х1 вв.)из 113 хорошо сохранившихся черепов 36 имеют отчетливые признаки символического трепанирования. Знаки присутствуюттолько на черепах взрослых людей, скончавшихся в возрасте от20 до 55 лет. Надрезы на черепе, по-видимому, производилисьбез учета пола: шрамы от операции обнаружены у 17 мужчин и19 женщин. На черепе могло быть от одного до 11
133

символических шрамов. На 17 черепах имеется только одна трепанация, навосьми — две, на шести — три, по одному черепу несут 4, 5, б, 8 и11 символических трепанаций. Расположение дефектов очевидно не случайно: они находятся у швов черепа, симметричны исоздают определенный геометрический узор. Девять трепанацийзатронули лобную кость, 10 — правую теменную, 16 — левую теменную, одна — затылочную. Минимальный диаметр равен 3 мм,максимальный — 33,1 мм; глубина — от 0,4 до 2,4 мм.
 

    Весьма вероятно, что палеоантропологи и палеопатологи недооценили феномен символического трепанирования: они либовообще не обращали внимания на эти повреждения, либо относили их к общей группе травм черепа. Многие коллекции нуждаются теперь в пересмотре, а выводы о черепном травматизмеу древних народов — в переосмыслении.
 

    Если говорить о возможно широком распространении символического трепанирования в средневековой Европе, нельзя игнорировать сообщение Д. Бротвелла о необычных поверхностных«кратерах», обнаруженных на ряде средневековых черепов изВинчестера. Сам Бротвелл также интерпретирует следы хирургического вмешательства на винчестерских черепах как псевдо-или символические трепанации.
 

    Иногда о символических трепанациях сообщают средневековые летописцы. Их свидетельства особенно ценны для современных историков, потому что помогают понять, что в той или инойситуации побуждало хирургов прошлого производить подобныеоперации.
 

    Например, около 900 г. Адам Бременский сделал запись о том, что священника Оддара скальпировали центральноевропейские славяне-язычники, причем скальп был вырезан в виде креста. Это можно расценить и как надругательство над миссионером, и как ритуальное действие.
134


    В некоторых частях Европы языческие традиции благополучно перекочевали к христианам. С этой точки зрения любопытносвидетельство, которое оставил весьма просвещенный человек,шейх Шайзара, Уссама ибн Мункидх (1095-1188), о невежественных, по его мнению, действиях франкского врача в стане крестоносцев. Господин аль-Мунаит-Ира написал дяде Уссамы письмо, где просил прислать ему лекаря, способного вылечить его людей, среди которых была женщина, страдавшая лихорадкой. Сперва больная находилась на попечении местного христианского доктора, которого звали Табит (?). По его мнению, она страдала чахоткой. Табит запретил женщине есть острую пищу, что, по его словам, резко улучшило ее состояние. Но спустя какое-то время несчастная женщина попала на излечение к франкскому доктору, пришедшему освобождать Святую Землю с войском крестоносцев.
 

  «Он осмотрел ее и сказал: „В голове у этой женщины дьявол, который овладел ею. Обрейте ей голову!" Приказание это было исполнено, [а прочие назначения— забыты]. Состояние больной ухудшилось. Тогда доктор сказал: „Это потому, что дьявол вошел в ее голову". Бритвой доктор разрезал ее голову в виде креста так глубоко, что показалась кость. Затем он посыпал ее голову солью. <...> Женщинанемедленно скончалась». [...]
135

  На территориинашей страны символическому трепанированию подвергались
племена, испытавшие политическое влияние Хазарского каганата. Возможно, распространение феномена связано с миграциями в западном направлении центральноазиатских кочевников, тем более что в эпоху раннего железа среди многообразных форм трепанаций черепа в Центральной Азии наблюдаются сквозные округлые или овальные отверстия в верхней части свода. Однако не менее древняя традиция вскрытия черепа существовала и в Поволжье. В эпоху Великого переселения народов поверхностное трепанирование становится «международным», надэтническим феноменом и затрагивает различные по происхождению группы населения. Вероятно, традиция нанесения рубцов на верхнюю часть черепного свода и лица не встречала сопротивления, поскольку опиралась на универсальные представления об особой сакральной роли головы и бытовавшие во всех пришлых и местных культурах инициационные представления. О том, что символические трепанации обозначали некое
137


посвящение, свидетельствует отсутствие этого признака у детей. Он встречен только у нескольких подростков не моложе 12 лет. Не случайно наЗападе в это время решительную борьбу с символическим трепанированием ведет христианство, впрочем, оно параллельно вводит такой обрядовый элемент, как тонзура. Эта прическа, обнажавшая макушку, обозначала отказ монахов от искушений материального мира и терновый венец Христа. Прядь волос срезают при крещении, при посвящении в духовный сан и при пострижении в монахи, то есть при вступлении в новое объединение. (То, что священники некоторых христианских конфессийне стригут волос, можно расценить как магическое отращиваниеволос, придающее посвященному особую силу.)
 

    Вообще нужно подчеркнуть, что в средневековой Европе обряды посвящения непременно касались головы, причем в самомпрямом смысле. Вот как описывают ритуал производства в рыцари французские историки Э. Лависс и А. Рамбо: «Рыцарь, иногда отец посвящаемого, но чаще — кормивший его сеньор, привешивает к его поясу меч, который он с этой минуты будет носитьпостоянно. Эта главная часть церемонии называется adouber. Обычно рыцарь сильно ударяет молодого человека кулаком по затылку [курсив мой. — ММ]; это называется colee. Затем новыйрыцарь садится на коня, берет копье и на всем скаку поражаетзаранее подготовленное чучело; это называется quintane. Таковапроцедура посвящения в рыцари в XII в. Иногда она ограничивается даже одним актом — ударом по затылку: это делают тогда,когда хотят избежать расходов».
 

    Архетип веры в волшебную силу волос нашел выражение в библейской истории о Самсоне и Далиле. Многие народы сохраняют стойкую веру в магические свойства волос и ногтей. Непонятно, с чем это связано, может быть, сих способностью «независимо» расти после того, как основнойрост организма завершен, и даже какое-то время после смерти.Как бы там ни было, австралийцы, полинезийцы и народы Гвинеи живут в смертельном страхе перед зловредным колдовскимискусством. Парсы в Индиисовершают
138

священные  обряды погребения волос и ногтей, чтобы демоны и колдуны не могли причинить вред их хозяину. Боязнь выбрасывать обрезки волос иногтей не искоренена и в Европе. «Ясновидящий» чувствует находящегося далеко от него человека, если имеет клочок его волос. Средневековые инквизиторы тоже думали, что злые чарыведьм заключены в волосах. Считалось, что состриженные иливычесанные волосы могут оказать влияние на погоду: вызватьбурю, дождь, град, молнию. Похожие представления имели и жители индийской провинции Бастар, индейцы-тлинкиты северо-западного побережья американского континента. Шаманам тлинкитов запрещалось расчесывать волосы. У многих народовстрижка волос была процедурой тонкой и сложной. Во-первых,существовала опасность потревожить «дух головы», который моготомстить досадившему человеку. Во-вторых, весьма сложнойбыла и процедура захоронения отрезанных прядей. Человеку казалось, что между ним и каждой частью его тела существуетсимпатическая связь, не исчезающая даже после прекращенияфизического контакта. Широкое распространение получила верав то, что отрезанные волосы и ногти, попавшие в руки недоброжелателей, 
139

могут привести к болезни и смерти человека. Лицасвященные и могущественные имели больше всего оснований опасаться за сохранность своих волос, ведь очень часто длинныеволосы считались знаком харизматической святости и здоровогодуха. Так, подобно Самсону, отращивают длинные волосы и бороды мужчины сикхов. Иногда длинные волосы были знаком королевской власти или свободы и независимости, как у галлови других кельтских народов. У женщин длинные распущенныеволосы означали статус незамужней или девственность. В противоположность волосяному покрову на теле волосы на головесвязывали с жизненной силой человека. В Древней Греции, отрезая прядь волос у мертвого, опускали его душу в загробный мир.По исламскому обычаю, пучок волос оставляли для того, чтобыза него правоверного подняли в рай. Хотя отшельники традиционно носили длинные волосы, правила многих религий требовали брить головы в знак смирения перед Богом. Покорность изначально символизировала и косичка китайцев. В древнем Китаеобрезание волос и кастрация были близки по своему символическому значению. Бритье головы осталось символом подчинения военной дисциплине. В разных культурных традициях отрезание, отращивание, вырывание волос символизировало горе.У некоторых народов особым образом стригли преступников, свои прически были и у определенных возрастных групп людей.
140

                                    РИТУАЛЬНЫЕ ТРЕПАНАЦИИ

  В главе 2 мы обсудили распространенную среди специалистов классификацию трепанаций, по которой к ритуальным трепанациям причисляются любые посмертные вскрытия черепа. Но как можно было понять из последующего изложения, это название не совсем удачно. Более детальное знакомство с хирургическими (реальными) и символическими трепанациями, которые делались при жизни «пациента», показывает, что многие из них были не столько лечебными, сколько ритуальными, то есть граница между двумя этими группами весьма условна.
 

  Говорить о «лечебном» характере посмертных вскрытий головы, производившихся в древнем мире, вовсе не приходится, хотя, впрочем, начиная с Нового времени подобные действия служили развитию медицинской анатомии.
 

    Через большое затылочное отверстие проходят артерии, основное венозное сплетение и продолговатый мозг. Для живого человека оперативное вмешательство в этот отдел является смертельно опасным. Тем не менее некоторые найденные при археологических раскопках черепа имеют следы несомненно умышленного разрушения основания черепа, значит, эти процедуры производились после смерти человека.
143

      Собственно говоря, среди черепов с разрушенным основанием встречаются и не вполне человеческие. Например, практически целый череп из Штайнхайма, принадлежащий гоминиду, который жил 300 000 лет назад в Германии, имеет пролом в районе затылочного отверстия. По мнению российского археолога Ю.А. Смирнова, в период нижнего палеолита уже существовали две традиции извлечения головного мозга: первая — бессистемная — приводила к значительному разрушению черепа, вторая — «систематическая» — производилась строго в районе большого затылочного отверстия и связывается с появлением ритуального каннибализма.
 

  Ученые рассматривают такой каннибализм как часть определенного погребального обряда, связывавшего покойного и его близких. Скажем, в Новой Гвинее члены современного нам племени форе рассматривают этот обычай как акт любви, совершаемый по отношению к умершим членам семьи. Кроме того, по сообщениям этнографов, в некоторых племенах Новой Гвинеи новорожденный мальчик получал имя только после того, как его отец или другой близкий родственник убивали какого-нибудь взрослого человека, чье имя было им известно, и отрезали ему голову. Мозг убитого извлекался из расширенного затылочного отверстия, и череп хранился как священная реликвия до тех пор, пока был жив молодой человек, обретший имя. Когда голландская администрация, управлявшая в этих местах, попыталась покончить с этим кровавым обычаем, она столкнулась с сопротивлением целого племени. Ритуальный каннибализм был широко распространен среди охотников за головами с Борнео и островов Меланезии.
144

 

  Специальные исследования, посвященные расширению большого затылочного отверстия в позднейшие эпохи, немногочисленны, но все же есть. Как установили антропологи, разрушение основания черепа было, по-видимому, стандартной процедурой для богатого кельтского племени Виндиликера, населявшего Южное Подунавье. Это действие было неотъемлемой частью сложных манипуляций с телами умерших. Кельты с особым почтением относились к голове человека. Считалось, что она является обиталищем души и якобы может существовать отдельно от туловища. По крайней мере знаменитый валлийский герой Бран Благословленный, раненный в битве, сам попросил друзей отрубить ему голову и отвезти ее на родину. На обратном пути голова ела, пила и разговаривала.
 

  Поэтому не удивительно, что кельты стремились непременно обезглавить врагов. Добытые трофеи бальзамировали, а потом хранили дома и в специальных святилищах.
 

    В Центральной Европе в эпоху раннего средневековья (VIII-Х столетия) оперативное расширение большого затылочного отверстия практиковало славянское население великоморавских Микульчиц. Нужно сказать, что объяснения этой традиции у западных славян в летописных источниках нет.
 

    Многочисленные случаи разрушения основания черепа обнаружены на территории Венгрии. Происходящие из разных мест, все они относятся к Х в., к периоду завоевания страны венграми.

 

    Говоря о ритуальных вскрытиях черепа, обратимся к такому необычному явлению, как изготовление амулетов из человеческих костей. Возможно, крупные фрагменты костей черепа извлекались не только после смерти человека. Но по традиции, установленной Полем Брока еще в XIX в., ученые относят изготовление амулетов к разновидности посмертных трепанаций.
 

  Амулеты из костей черепа распространились в Европе не позднее VI тысячелетия до н.э. (территории Франции и левобережной Украины). Шлифованные фрагменты черепов часто находят в погребениях среди других обломков. Это означает, что подобные «амулеты» могли использоваться в качестве «протезов» во время операций, делавшихся живым людям. Впрочем, это не исключает возможного использования фрагментов черепа в неолите как оберегов или в магически-декоративных целях.
145

    Предназначение амулетов — защищать от болезней, причем, возможно, от тех, которыми страдал обладатель черепа. Еще высказывалось предположение, что создание амулетов связано с культом луны и солнца.
 

    Иногда костные пластинки добывали из черепов людей, которые были благополучно трепанированы при жизни. Любопытны находки амулетов с частично зажившими краями.
 

    Черепные подвески находили в слоях неолитических поселений Австрии и Венгрии. В Болгарии у деревни Ракло близ Варны тоже была обнаружена искусно вырезанная из кости черепа пластинка-амулет, перфорированная в центре.
 

    Известен также амулет с отверстием для подвешивания, принадлежащий унетицкой культуре, которая была распространена в Европе раннего железного века. Черепные пластинки, по-видимому, предназначенные для ношения на шее, были найдены в галльских археологических памятниках. На территории Чехии  обнаружены просверленные и цельные округлые латенские1 обереги, вырезанные из теменных костей височной области.
 

    Тщательно просверленные амулеты, сделанные из костей черепа, носили люди кельтского круга, населявшие Южную Германию. Эти круглые пластинки, как правило, продырявлены трижды или число отверстий кратно трем. Их часто находят в кухонных ямах на поселениях или в условиях, позволяющих сделать предположение о существовании обычая человеческих жертвоприношений. Мы уже обращали внимание на распространенность троекратного вскрытия черепной коробки, применявшегося кельтами Австрии и Венгрии при совершении прижизненных операций. Возможно, число
-----------------------------

1 Ла Тен — населенный пункт в Швейцарии, на берегу озера Нейшатель. В 1858 г. озеро сильно обмелело, и стали видны древние предметы, созданные кельтами в период расцвета их цивилизации. Сейчас латенский период или культуру соотносят с эпохой с V в. до н.э. до начала римской оккупации Британии.
146

перфораций на пластинках-оберегах, изготовленных из краниального материала, тоже связано с характерной традицией «утроения вещей». (Заметим также, что погребение кельтской «женщины-хирурга» из Дуррнберга сопровождалось останками трех трепанированных при жизни человек. И даже больше: центральным архитектурным элементом кельтского святилища в венгерской Либенице служит композиция из трех ям, образующих форму трилистника, что определенно напоминает очертания трепанационных отверстий на черепах австрийских и венгерских кельтов. [...]
147


    Традиция ношения подвесок, сделанных из человеческих костей, оказалась весьма устойчивой и дожила до наших дней.Еще в 30-е гг. XX в. жители итальянской Умбрии предупреждали подобным образом наступление эпилептических припадков.
 

  Обычай извлекать куски мозговой коробки и носить их нa шее для защиты от паралича упомянут в записках Римско-Кайзеровской Академии (1767). Ношение амулетов тесно связано спрактикой употребления различных магических снадобий. В издании Римско-Кайзеровской Академии Нюрнберга (1759) рекомендовано средство от падучей болезни: «Возьмите измельченный мозговой череп повешенного, смешайте с водой против падучей, приготовьте красные кораллы, дубовуюомелу, собранную в нужное время...»
 

    Большая заслуга российских ученых — в открытии практики посмертных трепанаций у древних жителей Южной Сибири. Предгорные и горные степи Алтая, Саян, Минусинская котловина издревле давали приют многим племенам. Климат в этих местах зимой суровый, резко континентальный, поэтому о серьезных занятиях земледелием здесь нечего было и думать. Местные жители всегда были скотоводами и охотниками — для этихзанятий условия Южной Сибири подходили как нельзя лучше.
 

  Интерес к древней истории Сибири возник еще при Петре I, когда собранные археологические раритеты отправлялись в Кунсткамеру. Но только в XIX в. после работы Константина Горощенко, исследовавшего черепа из первых раскопок в Минусинской котловине, прочно утвердилось представление об особом типепосмертных трепанаций как необходимом элементе обрядов погребения, распространенных на рубеже нашей эры среди носителей так
148

называемой тагарской культуры. Горощенко убедительно доказал, что открытая им трепанация производилась надмертвыми. В докладе Императорской Археологической комиссии он писал: «Признать этот вид трепанации «смертельным» и вто же время допускать, что он производился над живыми, значило бы признавать факт убивания людей именно этим способом.<...> Факт убивания людей при похоронах не может быть невероятным: в первом случае мы здесь видели бы пример довольнораспространенного в древние времена обычая со смертью вождяубивать его жен, приближенных и слуг, во втором случае мыувидели бы весьма возможное у древних обитателей Минусинского округа явление — убивание военнопленных. <...> Однакорассуждения в этом направлении лишены более или менее твердой почвы. <...> Дело в том, что среди трепанированных череповнесколько штук оказались обделанными глиною... и три черепаповерх сохранившегося на них кое-где слоя глины имели следыслоя гипса... трепанированных черепов со следами исключительногипсовой маски не бъио, таким образом оказывается, что трепанированные черепа служили иногда объектом обряда масок и приэтом не чистого обряда, а его вариации, описание которой привело бы нас к тому выводу, что черепа, подвергавшиеся отделкеглиняной маской, должны были предварительно потерять от процесса гниения мускулы и другие покровы».
 

    За минувшие сто с лишним лет археологические раскопки Минусинской котловины дали гигантский фактический материал, который говорит о многообразии форм обряда посмертноговскрытия черепа, существовавших в конце раннего железного века.
 

    Обширные дефекты черепа служили для посмертного извлечения мозга. Эту процедуру осуществляли специально подготовленные люди. Мозговую полость заполняли каким-то органическим составом, тело бальзамировали без серьезных манипуляций,извлекая внутренние органы. Мягкие ткани головы умершего каким-то образом удаляли. Обнажившийся череп обмазывали мягкой глиной, иногда воспроизводя условные черты лица. И ужеповерх слоя глины накладывали гипсовые погребальные маски, покрывая их орнаментом.
149

 

 
 




Лак для камня
Лаки, краски, морилки, мастики, шпатлевки. Природный и искусственный камень
kam-industry.ru

Содержание | Авторам | Наши авторы | Публикации | Библиотека | Ссылки | Галерея | Контакты | Музыка | Форум | Хостинг

Ramblers.ru Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Находится в каталоге Апорт

© Александр Бокшицкий, 2002-2006
Дизайн сайта: Бокшицкий Владимир