Михаил Золотоносов


Игорь Шафаревич
Задача погружения для распадающихся расширений


Игорь Ростиславович Шафаревич (род. 1923) – человек с двумя биографиями.


Первая биография. Алгебра


В первой он родился в Житомире и рано проявил способности к математике, а именно: закончив школу в 1939 году, за один год завершил обучение в МГУ и уже в 1940 году стал аспирантом, в 1944-м – преподавателем МГУ, а с 1946 г. – сотрудником Математического института им. В.А.Стеклова. В том же году защитил докторскую диссертацию. С 20 июня 1958 г. состоит членом-корреспондентом АН СССР по отделению математики, в 1959 г. за выдающиеся достижения в области алгебры и теории алгебраических чисел получил Ленинскую премию. Первая публикация – «О нормируемости топологических полей» (Доклады АН СССР. 1943. Т. 40. № 1), автор «Теории чисел», «Основ алгебраической геометрии» и большого числа работ с поэтичными названиями: «Общий закон взаимности» (1949), «Задача погружения для распадающихся расширений» (1958), «О башне полей классов» (1964), «Деформации коммутативных алгебр класса 2» (1990)…


Вторая биография. Тамиздат


Во второй биографии он родился там же и тогда же, но только созрел не за 20 лет, а за 50. Сфера занятий «второго Шафаревича» - обществоведение, размышления на актуальные темы истории, подсказанные злобой дня. Канва биографических перипетий тут тоже крайне скудна и в дискурс не выведена, остались только плоды кабинетной жизни. В первую шестидесятническую волну Шафаревич не поспел, а активизировался только тогда, когда в стране вовсю пошла ресталинизация и преследование инакомыслящих и инаковерующих. В знаменитом сборнике «Из-под глыб» (Париж, 1974) были опубликованы две его статьи: «Обособление или сближение? (Национальный вопрос в СССР)» и «Есть ли у России будущее?». В первой статье Шафаревич констатировал болезненность отношений между нациями в СССР, противоречие между естественными националистическими устремлениями и социалистической идеологией, однако в то же время спорил с тем, что Россия колонизировала нерусские народы и русифицирует их. Виновна не Россия, а социалистическая идеология, враждебная и каждой нации, и каждой личности.

Вторая статья тоже антисоветская (по тогдашней юридической классификации) и тоже наполнена «заведомо ложными измышлениями», но гораздо более туманна по смыслу и логике: Россия почти не жива, возможно ее возрождение, но только религиозное: «Жертва может дать силы, чтобы преодолеть многие препятствия…» Какая жертва, при чем тут жертва? Видно, что автор алгебраически манипулирует некими заимствованными понятиями, но не может собрать результаты манипуляции воедино.

В том же 1974 году, 14 ноября, Шафаревич дает в Москве пресс-конференцию, посвященную сборнику «Из-под глыб», а, скажем, в 1977 г. телеинтервью для Би-би-си. На пресс-конференции он прямо говорит об отсутствии свободы в СССР и высказывается против социализма и марксизма: для Би-би-си рассуждает о борьбе с религией в СССР, о преследованиях людей за веру. Причем, КГБ его не преследует, профилактированию и арестам не подвергает. Других ссылали и сажали за более невинные акты, а Шафаревич словно неприкасаем. То ли у него иммунитет, вызванный Ленинской премией, то ли он и так под контролем, персонифицируя для Запада (как, например, Рой Медведев, о чем в 1991 г. подробно написал А.Авторханов) непреследуемое инакомыслие, регулируемое «органами».


Социализм и мортидо


Примерно в 1973 – 1974 гг. Шафаревич создает свой первый крупный обществоведческий труд – книгу «Социализм как явление мировой истории» и выпускает его в самиздат первым тиражом 60 экз. Уже в 1990-е гг. он признается, что воспользовался рукописью некоего Андрея Ивановича Лапина «Основы марксизма», написанной в 1971 г.

Есть домашнее музицирование, есть любительское писание картин. «Социализм как явление…» - это плоды домашнего любомудрия на темы истмата, стилистически относящиеся к тем ревизиям марксизма-ленинизма, которые стали появляться в конце 1950-х – первой половине 1960-х гг. В своем замедленном темпе Шафаревич подошел к этому материалу в середине 1970-х. Все время заниматься «башней полей классов» скучно, хочется чего-то остренького.

Книга состоит из исторического раздела (античность, утопический социализм, государственный социализм в империи инков и в государстве иезуитов в Парагвае, Древний Восток…) и аналитического. Итог исследования прост: «Идея гибели человечества – не смерти определенных людей, но именно конца всего человеческого рода – находит отклик в психике человека. Она возбуждает и притягивает людей, хотя и с разной интенсивностью. Эта идея проявляется не только в индивидуальных переживаниях, она способна объединять людей, то есть является социальной силой. Стремление к самоуничтожению можно рассматривать как элемент психики ВСЕГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. Социализм – это один из аспектов стремления человечества к самоуничтожению, к Ничто». Отсюда и все его особенности: от репрессий против личности и народа до стремления уничтожить религию и культуру.

К какой-то строгой науке это отношения не имеет. Эклектика очевидна: использован образ «влечения к смерти», заимствованный из работ Фрейда, который писал об «энергии Танатоса» (его ученик Федерн ввел термин «мортидо»), и этот психоаналитический образ соединен с терминами учения о классах и движущих социальных силах. Зато с точки зрения догматического исторического материализма это смешная пародия, чем и был обусловлен успех произведения в самиздате, все потребители которого изучали пародируемый марксистско-ленинский источник в школе, институте и аспирантуре.


«Это наша родина, сынок…»


Ободренный успехом «Социализма как явления…», Шафаревич приступил в 1978 г. к созданию главного своего «философского» труда – «Русофобии». Начинается она, как и положено, с «критики источников», авторы которых утверждают, что историю России определяют «архетипические русские черты: рабская психология, отсутствие чувства собственного достоинства, нетерпимость к чужому мнению, холуйская смесь злобы, зависти и преклонения перед чужой властью. Издревле русские полюбили сильную, жестокую власть и саму ее жестокость; всю свою историю они были склонны рабски подчиняться силе. До сих пор в психике народа доминирует власть, “тоска по Хозяину”». Эти черты сопряжены с мечтами об особой миссии России в мире. Понять же причину своих несчастий сами русские не могут, обвиняя то татар, то немцев, то евреев.

В тех же источниках, содержание которых он схематично излагает, Шафаревич прочитал, что, освобождаясь от чуждой и непонятной ей европеизированной культуры (так в 1978 г. Шафаревич интерпретировал резкий подъем националистических настроений среди интеллигенции, активно поддержанный «русской партией» в структурах власти), Россия все больше становится похожей на Московское царство. Главная опасность – возрождающиеся попытки найти собственный, самобытный путь развития, которые неизбежно повлекут еще более заметный подъем национализма, возрождение сталинизма и волну антисемитизма.

Изложив чужие мысли, автор приступает к высказыванию собственных.

В § 2 он отрицает у русских наличие «рабской души», ксенофобии и спорит с тезисом о том, что революция в России была предопределена всем течением русской истории. Согласно Шафаревичу, социализм не имел корней в русской традиции, а в XIX в. был занесен с Запада.

В § 3 Шафаревич ругает тех авторов, которые говорят об опасности влияния русского национального начала на жизнь государства и по-марксистски остро и непримиримо критикует современные западные демократии как альтернативы однопартийному коммунистическому государству. Россия должна искать СВОЙ ПУТЬ.

§ 4 посвящен тому, что вводится понятие «Малого Народа», открыто заимствуемое у Огюстена Кошена, исследователя французской революции. Это та «творческая элита», по планам которой строится жизнь общества. «Малый Народ» среди «большого народа» - антинарод среди народа. «Малый Народ» движется к свободе в смысле освобождения от всех обычаев, норм и представлений «большого народа».

Наконец, в § 5 у «Малого Народа» появились фамилии: Г.Померанц, А.Янов, Н.Мандельштам, Б.Шрагин, А.Амальрик и Абрам Терц. Впрочем, замечает Шафаревич, он имеет в виду не только евреев, но и всех тех, кто выступал против сложившихся основ русского «большого народа». Попутно Шафаревич выступает против эмиграции, против популярных певцов «из магнитофона» (Высоцкий), против тех, кто очерняет дореволюционное русское прошлое и даже против антисоветских анекдотов (червь-мама и червь-сынок выползают из кучи навоза, сынок спрашивает: почему мы всю жизнь должны жить в навозе, на что мама отвечает: это наша родина, сынок).

В § 6 вводится ключевое слово «Русофобия» (сразу и страх, и ненависть к русскому) и локализует «Малый Народ»: оказывается, это евреи. Влияние на судьбу России в ХХ в. «оказал беспрецедентный прилив еврейских национальных сил в политическую жизнь».


Русофобия как шулерский прием


Параграфы 5 и 6 - самые любопытные, потому что именно здесь Шафаревич, как профессиональный шулер, четырежды передернул карты. Во-первых, ненависть к советскому строю он именовал ненавистью к России и идеализировал почему-то даже не Россию до 1917 г., а СССР конца 1970-х гг., слепой патриотической любовью к которой и проверяется любовь к «России вечной»; во-вторых, «забыл», что упомянутые им «русофобы» всего лишь повторяли идеи, изложенные П.Чаадаевым, А.Герценом, М.Салтыковым-Щедриным, Н.Бердяевым, Г.Федотовым (об СССР как «московском царстве» писал именно он), и если бы в ряд людей со специальными фамилиями вписать первоисточники, то понятие национальности типового «русофоба» вообще исчезло бы; в-третьих, говоря о «приливе еврейских сил», Шафаревич его сильно преувеличил и умышленно забыл про сталинский термидор; в-четвертых, говоря о «Малом Народе» как об элите, подменил советскую бюрократию (о которой много писали - от М.Джиласа до М.Восленского) евреями, причем, в 1970-е гг. «Малый Народ» уже составляли евреи-публицисты, которые ни на что влиять не в состоянии.

Как понятие «Малого Народа» взято у Кошена, так была позаимствована и чужая идея о влиянии масонов на французскую революцию, которая к концу XIX в. слилась с идеологизированным антисемитизмом, после чего, в силу внедренного в сознание масс равенства «масоны = евреи = жидо-масоны», оказалась идеей о том, что евреи везде и всегда делали революции. Это плагиатор Шафаревич и повторил применительно к России. Своих идей в сфере обществоведения у него не было никогда. В условиях государственного антисемитизма в СССР никто его, естественно, за антисемитизм не преследовал.

Так «Русофобия» устроена: развернутое антисемитское высказывание, алогичное и примитивное, но получившее вместе с автором ту самую известность, о которой поэт сказал: «Позорно, ничего не знача, быть притчей на устах у всех». Однако именно «Русофобия», с 1983 г. крутившаяся в самиздате, сделала Шафаревича знаменитым по-настоящему. В 1989 г. Шафаревич напомнил о себе, опубликовав статью в «Лит. России», оплоте советских антисемитов, и влившись в хор, вслед за Солженицыным обвинявший Синявского в русофобии за напечатанные в «Октябре» отрывок из «Прогулок с Пушкиным». Слово «русофобия» становится одним из ключевых слов эпохи.

В конце 1990-х - 2000-е годы Шафаревич уже забыт. Он стар, мало кому интересен, из моды давно вышел, живет прошлой славой, перепечатывая свои старые труды и брюзгливо предвещая конец западной цивилизации. Она из последних сил еще живет. Зато многие думают, что Шафаревич уже умер.
 

 

 

 




фото на футболку см. тут
papara.ru
услуги илососа по ссылке
assenizator-pro.ru

Содержание | Авторам | Наши авторы | Публикации | Библиотека | Ссылки | Галерея | Контакты | Музыка | Форум | Хостинг

 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

© Александр Бокшицкий, 2002-2010
Дизайн сайта: Бокшицкий Владимир