Масляная скульптура

 

А. Д. Цендина

 

Цендина А.Д. ...и страна зовется Тибетом. - М.: Вост. лит., 2006, с. 263-269

 


          При описании тибетского искусства обычно упоминают индийское, китайское, персидское, непальское влияния. И часто это бывает верным. Однако есть один вид искусства, который, как мне представляется, можно считать исконно тибетским. Это — масляная скульптура. Ведь никто из соседей не употребляет столько масла и для таких разнообразных целей, как тибетцы.


         Тибетцы производят масло из ячьего молока. Як — главная «фигура» тибетского скотоводства. Мясо его едят, из шкур шьют одежду, из шерсти ткут ткани и плетут веревки, а из них делают полотнища для жилищ, из рогов складывают заборы и вытачивают табакерки, из хвостов делают ритуальные предметы и украшения, сухим пометом обогреваются, молоко пьют. Копыта, я думаю, тоже идут в ход. Но наиболее важным продуктом, несомненно, является масло. Его употребляют не только в пищу. Конечно, тибетец не признает чая или цампы без масла, но едва ли не больше всего этого продукта идет на церковные нужды. Они поглощают тонны масла. Дело в том, что его используют в лампадах, выставленных перед божествами. А их иногда бывают сотни. Большинство паломников, посещая святые места, обязательно несут с собой масло, понемногу добавляя его в специальные чаны, выставленные в храмах.
263

             Кроме того, из масла делают скульптуры. Для этого масло смешивают с цампой, получают мягкое, податливое, эластичное тесто, добавляют естественные красители, которые используют и в изобразительном искусстве. Из этого теста и лепят фигуры людей и божеств, животных и растения, дворцы и храмы. Сам материал и многовековая практика позволяют художникам создавать произведения, изумительные по красоте и изяществу. По виду это что-то среднее между восковыми фигурками, нефритовыми статуэтками и изделиями из папиросной бумаги.


          Изготавливают масляные скульптуры только зимой и выставляют только ночью, а в другое время суток помещают в закрытые храмовые залы, так как даже в суровые морозы Тибетского нагорья они тают на солнце. При работе над ними мастер постоянно держит перед собой два ковша — с холодной и горячей водой. Он опускает пальцы сначала в горячую воду — руки должны быть совершенно чистыми, а затем — в холодную, чтобы при соприкосновении с теплыми руками материал не расплавился. Но и при таком бережном отношении масляные скульптуры недолговечны. Не случайно тибетцы считают их символом непостоянства и иллюзорности бытия. Надо сказать, впрочем, что в настоящее время, когда и буддийские монастыри Тибета, и китайское правительство почувствовали вкус к зарабатыванию денег на туристах, монахи стали устраивать специальные стеклянные камеры, в которых поддерживается низкая температура и масляные скульптуры могут сохраняться в них продолжительное время.
264


         Искусство масляной скульптуры распространено по всему Тибету. Я встречала изделия из масла — в основном изображения цветов — в центральных районах. Но более всего оно развито на северо-востоке, в Амдо. Это и понятно, так как именно там кочевое скотоводство составляет основу хозяйства. А, например, в провинции Цзан, где превалирует земледелие, издавна ощущался некоторый недостаток масла [Bell 1928, 341]. Среди всех монастырей на северо-востоке Тибета особенно славится своими масляными скульптурами монастырь Гумбум. Монахи лепят будд и бодхисаттв. Иногда создают сценки из жизни монастыря, делают карикатуры на своих высших лам: «Например, если главный лама бывал стар, ему делали голову на пружинке, которая позволяла голове качаться вниз и вверх, символизируя старость и немощность» [Powers 1995, 195]. Однако традиционными являются два сюжета — жизнь Будды и приезд китайской принцессы Вэньчэнь в Тибет. В 1995 г. мне посчастливилось увидеть композицию, посвященную последнему.


          Легенда о китайской принцессе, отданной танским императором в жены тибетскому царю, имеет, как мы помним, историческую основу. Но, конечно, она намного поэтичнее действительности. Вот как об этом рассказывает в своем сочинении Пятый далай-лама.


         Мудрый министр Гар, обладавший магической силой, и еще несколько человек были посланы для приглашения принцессы во дворец императора Китая с подарками в виде доспехов из ляпис-лазури. Они прибыли во дворец. Владыка Китая, [императрица]-мать, их сын и сама она не хотели, чтобы она ехала в Тибет. Однако они были готовы отдать принцессу какому-нибудь другому великому [иноземному] царю. И хотя отец был. предан религии, мать стремилась получать удовольствия, сын любил войну, а сама принцесса хотела красивого мужа, [царь] был связан [соглашением], и для оправдания [своего нежелания отдавать принцессу в Тибет] отправил послов в разные [страны]. Чтобы посвататься к принцессе, во дворец владыки Китая явились пятьсот министров дхармараджи Индии, царя богатства из Тагцзика (Персии), царя войск Гэсара и царя множества людей Цзугцзе. Китайцам совсем не нравились тибетцы, но так как закон не может быть неравным [к людям], договорились, что принцессу отдадут тому министру, который обладает наиболее острым умом.


          Священный бирюзовый щит императора имел два отверстия — на ободе и посередине. Внутренний канал, [соединяющий два отверстия], повторял узор на щите и был. очень красив. Вручив этот (щит] министрам, [император] заявил, что отдаст [дочь] тому, кто сможет протянуть кусок шелка через это отверстие. Министры в течение многих дней ломали голову над различными способами, но не смогли протянуть [шелк]. Министр Гар же откормил китайских муравьев ячменной мукой, привязал к «талии» одного из них, ставшего размером с большой палец, шелковую нить, к ней — кусок шелка, запустил муравья в отверстие посередине [щита] и выдул его в другое. Затем он потребовал принцессу.

266


         Так как [китайцы] не хотели отдавать [принцессу] в Тибет, они заявили, что этого испытания недостаточно. Они велели [министрам] исполнить много различных трудновыполнимых задач — отделить сто птиц-самок от ста молодых птиц-самцов, определить, где находились корни, а где ветки у круглого бревна, сделать так, чтобы люди одновременно съели мясо овцы и выделали ее шкуру, выпили кувшин вина и не опьянели. Гар смог отделить птиц самок от самцов, разбросав вымоченное в вине зерно. Он определил нижнюю и верхнюю части бревна, опустив бревно в воду. Он разложил мясо овцы по кучкам. Люди стали есть, беря куски мяса и макая их в соль. При этом они передавали друг другу куски мяса и шкуру. Когда шкура прошла через весь ряд едоков, она высушилась, истончилась и выделалась. Он раздал толпе по маленькому кувшинчику вина, после чего никто не опьянел. Другие министры были повержены. И все же [император] не отдал принцессу [Тару]. Однажды ночью послышался удар в большой барабан, и все министры других царей собрались во дворце. Гар понял, что бой барабана — это лишь трюк. Он киноварью нарисовал ваджру на ставнях и свастику на пороге больших ворот своего дворца. Оставив знаки и на других воротах, он явился в [императорский] дворец. Владыка Китая сказал: „Я отдам [дочь] тому, кто сможет найти свой дом сегодня ночью, не заблудившись!" Другие заблудились, а Гар взял светильник и по знакам, нарисованным заранее, легко нашел свой дом. Несмотря на это, владыка Китая сказал: „Завтра во дворце соберутся триста прекрасных молодых женщин. Я отдам [дочь] тому, кто узнает ее среди них". Гар заранее подкупил одну китаянку, дав ей золото. Так он нашел способ провести своих людей в управление казной китайского [императора], и те узнали там, как принцесса выглядит и в чем будет одета. Утром другие министры, осмотрев одежду и облик женщин, вывели нескольких из них. После этого тибетский министр зацепил наконечником стрелы воротник платья принцессы и вывел ее [из толпы]. Принцесса опечалилась. А Гар был восхищен. Рам-Тхонми и Брисэру-Гунтхун попросил его спеть, он запел:


О радость!
Ты, принцесса Кончжо,
Послушай мои слова!
В царстве Тибет,
Счастливом и дающем удовольствие уму,
В царском дворце,
Построенном из различных драгоценностей,
[Живет] царь Сронцзан-Гампо —
Божество в образе людского владыки.
Его род и он сам излучают славу,
Взгляд на него отнимает сердце.
Он — Великий милосердный,
Защищает царство в соответствии с религией.
Его подданные слушаются его приказов,
Министры и подчиненные царя
Радостно поют.
Солнце религии поднялось,
Светильник славы поставлен.
Там горы поросли лесом,
А в широких долинах
Пять сортов зерновых
Растут беспрерывно.
Там много драгоценностей,
Таких, как золото, серебро, медь и железо.
Там — стада яков, лошадей и овец.
Таков счастливый [Тибет]!
Принцесса Кончжо, послушай меня!
Сердце принцессы утешилось. И она отправилась в Тибет

[A History of Tibet 1995, 29-32].

267


          Весь этот сюжет был отображен в масляной композиции. Великолепный дворец китайского императора, утопающий в цветах; иноземные послы-просители с богатыми дарами; министр-герой Гар, окруженный помощниками; огромный эскорт на конях, сопровождавший принцессу в Тибет; их переход через высокий перевал; могущественный царь Сронц-зангампо, встречающий молодую жену...


          С распространением буддизма в Тибете скульптура из масла, как и другие виды искусства, стала развиваться преимущественно внутри церковных стен. В частности, из масла лепят изображения будд и бодхисаттв, которые выставляют для поклонения во время больших торжеств, приуроченных к Новому году по лунному календарю. Издавна обряд поклонения таким масляным фигурам божеств устраивается на 15-й день Нового года, когда в монастыри съезжаются люди со всех деревень и стойбищ в округе. Выставленные ночью на центральной площади и освещенные горящими факелами, они производят сильное впечатление.


          Когда стемнеет, люди тянутся на окраину монастырского поселка, где находится конец очереди, которая стекается к центральной площади. Там должно быть выставлено масляное изображение будды Майтреи. Тибетская очередь — это крепко вцепившиеся друг в друга люди, выстроившиеся в затылок. Чем плотнее они стоят, тем меньше шансов ловким людям пролезть без очереди. А таких вокруг обычно немало, так как простоять в очереди нужно несколько часов.


          Порядок в очереди наводят бравые молодые люди с увесистыми палками — своего рода народная милиция, нанятая монастырем на время праздников. Они гоняют мальчишек, не пускают посторонних, машут палками и иногда крепко колотят ими провинившихся. Но если в очереди они еще как-то справляются со своими обязанностями, то на центральной площади и не пытаются противостоять толпе. Там люди, страстно желающие прикоснуться к масляному изображению и тем самым получить благословение будды будущего, приступом берут постамент, на котором он выставлен.
268


          Постамент окружен забором, за ним ходят монахи и охраняют фигуры. Для того чтобы коснуться постамента, надо просунуть руку через доски забора. Уйти, не получив таким образом благословения, не позволяет себе никто. Конечно, люди любуются красотой масляных фигур, почитаю? их как буддийские реликвии, но это не мешает им желать получить от них пользу. Мне это не удалось. Толпой меня вынесло куда-то — и слава Богу. Правда, теперь я живу без благословения будды будущего, и очень это ощущаю...


          Как в каждом другом виде тибетского искусства, в масляной скульптуре отразилось всё — история, этнография, фольклор, литература, быт и даже экономическая жизнь народа.
269

 

 




Ремонт полиграфического оборудования
Полиграфическое оборудование. Система полиграфических заказов
uvservice.ru

Содержание | Авторам | Наши авторы | Публикации | Библиотека | Ссылки | Галерея | Контакты | Музыка | Форум | Хостинг

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

© Александр Бокшицкий, 2002-2008
Дизайн сайта: Бокшицкий Владимир