Измерение

 

На этой же странице: М.А. Бойцов. О весах и мерах

 

 

    Лишь в Новое время операция измерения приобрела сугубо технический смысл и вне этого смысла уже не представима. Напротив, в архаике измерение было составной частью  ритуала, собственно ритуалом. Измерение требовалось при закладке города, храма, дворца, дома (любое строительство связывалось с изначальными временами и повторяло космогонический акт - строительство Космоса). Измерение требовалось при лечении:  ст.-польск. miara, miera  означало и "меру"; "мерило для определения длины, объема и веса"; "предел, границу", но так же и "болезнь, которая лечится путем измерения тела или определенных его частей" (ср. представления о макро- и микрокосме, об изоморфизме Космоса и Тела).

 

 

     Картина Блэйка повествует о творении мира и о его Создателе в роли Архитектора с угольником в руке. На Туринской копии иллюстрации к "Комментарию к Апокалипсису" Беата из Лиебаны, на карте мира, на востоке (вверху) изображены Адам и Ева. Любопытно, что место, на котором они стоят, напоминает угольник, вертикалью которого является Древо познания, с обвивающим его змием.

 

      Замечательной чертой храмового (а так же светского) строительства в Индии является то, что все индуистские храмы возводились по одному и тому же "строительному плану", который назывался "Васту-пуруша-мандала" ("васту" означает "место, вместилище"; Пуруша - букв. "человек" - первочеловек, из которого возникли элементы космоса, вселенская душа 1). Т.о., "Васта-пуруша-мандала" означало древнюю "карту",  "мандалу-как-космос-вместилище-Пуруши". Итак, форма любого индуистского храма, его смысл и значение определяются этим планом-космограммой.      Но это - символический  план, а не план реального храма и не план местности, где он строился. Архитектор (стхапати), строивший храм, должен был обладать, кроме архитектурной техники, знаниями всей философско-религиозной традиции,воплощаемой в создаваемой мандале. Каждое движение при натягивании шнура и черчений линий мандалы на месте будущего храма было ритуальным и космически значимым и в очень большой степени было связано с наблюдениями за небесными светилами, астрологией и астрономией. "Васту-мандала" выглядит как квадрат, ориентированный по странам света (при общей восточной ориентации); иногда в квадрат вписана фигура самого Пуруши. Соединение микро- и макрокосма воплощается здесь в соотнесении человеческого тела и мандалы (йогическая доктрина предполагает рассмотрение своего собственного тела как мандалы. Квадрат предполагает круг и его в конечном итоге продуцирует; круг и квадрат координируют друг с другом в архитектуре Индии, начиная с ведического огненного алтаря Агни 2.

 

 

      Можно вспомнить восточную ориентацию большинства европейских средневековых карт мира и то, что в основе концепции некоторых из этих карт лежит образ мира как тела Христова 3. В этой связи любопытно изображение карты миры в сочинении Гуго Сен-Викторского (XII в.), которое вызвало у G.A.Zinn прямые ассоциации с мандалой.

 

        На средневековых картах мира, противопоставляющих север и юг обитаемой земли, расстояние от полюса до границ северной зоны дано в мойрах или долях: "Северная зона, необитаемая по причине холода, так как, согласно Астрологу, она отстоит на шесть мойр от самого полюса" ( Circulus frigore inhabitabilis quia vertice poli sex moerarum spatio distat secundum astrologus ). В кёльнской, базельской и парижской рукописях (IX-X вв.), включающих эти карты, наряду с другими материалами, есть и списки "Книги колёс" Исидора Севильского, в современной литературе более известной как "Книга о природе вещей" (эта книга содержит цикл круглых схем и диаграмм, отсюда название) 4. Лат. слово moera - "доля, судьба" восходит к греч. μορα - 1) часть, доля, удел; 2) судьба; как имя собств. Mορα - богиня судьбы и смерти; ср. μόρα  = μορα- часть спартанского войска, которое делилось на 6 мор, в каждой от 400 до 900 чел. Mοιρα  принадлежит к хтоническим фигурам греческого и, возможно даже догреческого культа. Mοιρα  персонифицировала раз-дел-ение мира, т.е. творение мира путем его из-мер-ения и последующего наделения свойствами, судьбой. Ср. и.-евр. bhag-, производным от которого является имя "Бог" и означающего "часть".

    Ср. νημέρτεια - неложность, истина.

 

 

См. также: Модуль (Е.Б. Громова  Модуль сакрального пространства)

 

 

 

 

М.А. Бойцов

 

 О весах и мерах

 

Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Т. 2.

Жизнь города и деятельность горожан. - М.: Наука, 1999, с. 30-33.
 


Общеизвестно, что в средневековых городах на новый уровень было поднято искусство измерения времени. Башенные городские часы, появляющиеся в Италии в XIV в., стали символом нового отношения европейцев к принципиальным основам своего существования. Менее очевидно то обстоятельство, что умение обращаться с такой неуловимой сущностью, как время, могло возникнуть только на основе уже сложившейся высокой культуры измерения.

 

Romanesque Capital Depicting a Perfume and Ointment Shop 12th century       Weighing of the Heart of the Deceased Against the Feather of Maat       Wooden balance from the Egyptian Eighteenth Dynasty tomb
 

        Средневековую городскую жизнь невозможно представить без торговли. Торговля же всегда связана с измерениями, идет ли речь о расстоянии, на которое приходится везти товар, о разнице в весе между монетой настоящей и фальшивой или же о порции горячительного напитка в таверне. Проблема верной меры и верного веса постоянно была в ряду весьма значимых для средневекового горожанина.
 

        Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к памятникам городского права. Даже в древнейших из них, обычно не отличающихся многословием, как правило, находится место для положений, относящихся к мерам и весам. На первом месте тут, разумеется, контроль. В небольшом даже по средневековым меркам Вормсе в XIII в. ежегодно назначались 16 человек, все обязанности которых заключались в проверке используемых в городе мер и весов и уничтожении тех, что отклонялись от нормы.

 

Engraving of the Confessing of Sins in Japan by Theodor de Bry       Justice by Jacobello del Fiore 15th century       Weighing of Souls from the Sculptural Program of the Cathedral of Notre Dame, Paris ca. 1163
 

        Образцы принятых в городе мер и весов хранились под особым контролем специально уполномоченных лиц, нередко городского магистрата. За определенную плату они разрешали приезжим купцам сверить их меры с теми, что были приняты в данном городе. Со своих бюргеров за подобную процедуру требовать мзду обычно не полагалось. В крупных городах, вроде Парижа, существовали профессиональные мерщики, например зерна и жидкостей.
30

Для доступа к своему ремеслу они должны были получать разрешение властей, а кроме того "поклясться перед святыми", что измерять будут честно и брать за это установленную плату. Строгий контроль со стороны властей за состоянием мер и весов в городе был вызван как необходимостью защитить интересы собственных горожан, не допустить расстройства торговли в городе, так и тем обстоятельством, что одним из важнейших источников пополнения городской казны всегда были пошлины на ввозимый товар. Соответственно манипуляции с мерами и весами у городских ворот могли нанести прямой ущерб городскому правительству, а не косвенный, как в случае с обычным рыночным обвесом.

 

Drawings of a Balance by Leonardo da Vinci       Large London Tea Balances ca. 1840       Weather Vane and Scales Atop Dome at Bulfinch Square
 

        По мере роста городов и расширения торговли распространяется практика клеймения гирь, а также "приборов" для измерения длин и объемов. Клеймо, поставленное представителями городских властей на этих предметах, означало, что власти провели за определенную плату сравнение этих меры или веса с городким эталоном и установили их полное соответствие. В таком сравнительно небольшом городе как Ахен в 1394/95 г. восемь человек были заняты клеймением только мер, которыми отпускали пиво.
 

        Использование неправильных мер в одних городских установлениях прямо приравнивалось к воровству, в других случаях хоть так и не квалифицировалось, но все равно подлежало строгому наказанию. Обычно оно сводилось к штрафу, иногда (особенно для чужаков) следовал запрет торговать в стенах этого города. За отпуск вина неправильной мерой кое-где могли вполне "по закону" швырнуть с приличной высоты в кучу навоза. Особенно изощренное наказание ожидало в конце средневековья в некоторых городах Германии булочников, выпекавших хлеб меньшего, чем положено, веса. На речном берегу устанавливали сооружение, подобное колодезному журавлю, на конец которого подвешивалась железная клетка с изобличенным жуликом. Эту клетку время от времени отпускали в реку так, чтобы вода покрывала нарушителя с головой. Частота и продолжительность таких погружений зависела от допущенного недовеса.
 

         Хотя образцы городских мер в равной степени подлежали постоянному наблюдению властей, среди эталонов были общедоступные и те, доступ к которым в той или иной степени ограничивался. К первым, как правило, принадлежали эталоны единиц длины. Каждый желающий мог увидеть их на стене ратуши или же главного городского храма. В городах - резиденциях государей такую же функцию главного общественного здания, а значит и хранителя мер и весов, мог выполнять королевский дворец; так было, например, в Париже. Поскольку первые из этих "престижных" городских зданий обычно выходили прямо на рыночную площадь, то проверить сомнительную меру можно было быстро. Так, скажем, в XV в. стену ратуши в Нюрнберге украсил железный образец местного локтя (0,645 м), такой же образец венского локтя (0,775 м) помещался на западном портале собора св. Стефана. Самый же старый из сохранившихся в Центральной Европе публичных Талонов - это, по-видимому, относящийся к началу XIV в. госларский локоть для ткани (составлялся из двух местных футов по 27,2 см), сделанный из бронзы и
31

привешенный к стене на цепи. На нем можно прочитать надпись: Die est rechteine der borgere (Это настоящий локоть [принятый у] горожан). Нередко рядом вывешивалось несколько образцов разных мер. В ярмарочные дни можно было видеть публично выставленными не только местные единицы измерения, но также и принятые в довольно отдаленных краях (подтвержденные печатями "своих" магистратов). Очень богата эталонами ХШ в. стена башни храма во Фрайбурге (Брейсгау). Наряду с обычными на "выставках" такого рода локтем и клафтером (саженью), там были нарисованы образцы местной черепицы и даже внешний вид разных хлебов. Любопытно, что качество хлеба для местных жителей было связано не столько с его весом, сколько с формой. Что же до черепицы, то ей, действительно, придавали большое значение не в одном лишь Фрайбурге. Так, например, еще в 1342 г. в Вюрцбурге было решено изготовить новый образец черепицы, да не из чего-нибудь, а из железа. Кто осмелится отступить от этого образца, тому предстоит уплатить штраф в 1 шиллинг пфеннингов за каждую сотню "неправильных" черепиц.
 

       Во Фрайбурге можно было увидеть и совсем уж экзотические меры, вроде "профиля" корзины для древесного угля, применявшейся в 1295 г. Тут же на словах разъяснялось, что 8 таких корзин составляют телегу.
 

        Что касается единиц веса, то доступ к ним, как правило, был затруднен. Образцы веса для чеканки монет, например, "серебряные марки", хранились чуть ли не за семью печатями. К торговым весам и гирям добраться, конечно же, было намного легче, но, как правило, здесь за все виды сверки и "контрольных взвешиваний" требовали плату. Во многих европейских городах сохранились улицы с характерным названием "У весов", свидетельствующие, что в прошлом здесь располагалось весьма важное городское учреждение, ведавшее измерительным делом. Постановлений, которыми регулировалась его деятельность, было немало.
 

        В этой области регламентировалось очень многое, вплоть до материала, из которого делались гири. Так, во Франкфурте-на-Майне специально предписывалось (1406), чтобы гири до пяти футов изготавливались из меди или латуни, более тяжелые - из свинца или же олова. Впрочем, в ряде районов Европы, например, в Англии и по Балтийскому побережью до сих пор сохранились и каменные гири, особенно для крупных партий груза, предназначенных для перевозки кораблем или большими возами. Как правило, в специально отведенном или даже построенном здании под строгим контролем содержалось несколько типов городских весов - для грузов разного типа и веса, от монет и драгоценностей до кип ткани и туков соли. Тут же находились и единицы объема, представлявшие собой сосуды разной формы из дерева, железа или бронзы.
 

 

ЛИТЕРАТУРА
 

Alberti H.-J. Maß und Gewicht. B., 1957.
BerrimanA.E. Historical metrology. L., 1953.
Borst A. Computus: Zeit und Zahl in der Geschichte Europas. B., 1990.
Die historische Metrologie in den Wissenschaften / Hg. von H. Witthöft u.a. St. Katharinen, 1986.
Kirch B. Scales and weights: a historical outline. New Haven; L., 1966.
Kula W. Les mesures et les hommes. P., 1984.
Mensura: Maß, Zahl, Zahlensymbolik im Mittelalter / Hg. von A. Zimmermann. Berlin, N.Y., 1983-1984.
Witthöft H. Umrisse einer historischen Metrologie zum Nutzen der wirtschafts-und sozialgeschichtlichen Forschung: Maß und Gewicht in Stadt und Land Lüneburg, im Hanseraum und in Kurfürsterrum // Königreich Hannover vom 13. bis zum 19. Jahrhundert. Göttingen, 1979. Bd. 1-2.



 

 

 

 
 




                                  ССЫЛКИ

 

1. Топоров В.Н. Пуруша. Мифы народов мира. Т.2. М.,1992. с.351.

2. Вертоградова В.В. Архитектура // Культура Древней Индии. М.,1975, с.293-313;

    Подосинов А.В. Ex oriente lux! Ориентация по странам света в архаических культурах Евразии. М.,1999, с.106 сл.

3. Чекин А.С. Картография христианского средневековья VIII-XIII вв.

4. Там же, с.74-78

 

         

 

        Каменная плита, которая служила для измерения

            сыпучих и жидких продуктов.  Дион, Греция

 

Cisco asa 5500
Оборудование от Cisco Systems. Всегда в наличии. Разумные цены. Выбирайте
cbs.ru

Содержание | Авторам | Наши авторы | Публикации | Библиотека | Ссылки | Галерея | Контакты | Музыка | Форум | Хостинг

Ramblers.ru Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Находится в каталоге Апорт

 ©Александр Бокшицкий, 2002-2006 
Дизайн сайта: Бокшицкий Владимир